Главная / Дизайн / Звезды дизайна /

Гаэтано Пеше. Загадки и художественные откровения экзистенциалиста

Статья Ю.Мусиенко
Гаэтано Пеше (Gaetano Pesce) - выдающийся итальянский дизайнер, один из самых ярких и последовательных представителей арт-дизайна.

Родился Гаэтано Пеше в Ла Специа. В 1959 году окончил архитектурный факультет Венецианского университета, затем посещал Институт художественной промышленности в Венеции. В студенческие годы становится одним из учредителей "Группы К" (Падуя) -первого итальянского художественного объединения программированного искусства. Одновременно сотрудничает с "Группой Зеро" (Германия), группой "Исследование визуального искусства" (Париж), "Группой Т" (Милан).

В начале 60-х годов контактирует с Высшей школой формообразования в Ульме, где выставляет свои математико-изобразительные поисковые работы (1964). В том же году в силу концептуальных разногласий выходит из ,,Группы К" и резко меняет творческую ориентацию: отказываясь от жесткого социально-морализаторского рационализма и структурной дисциплины формы программированного искусства, практикуемого группой, он обращается к поискам более свободного и гибкого художественно-проектного языка и ассоциативной содержательности пластики, в частности под влиянием американского поп-арта и в русле нарождающегося в Италии "радикального движения". В 1965 году по приглашению Финского дизайн-центра принимает участие в конгрессе "Общество и архитектура", где излагает ,,Первый манифест эластичной архитектуры", иллюстрируемый выставкой собственных проектов и моделей. Во второй половине 60-х годов участвует в целой серии групповых выставок по всей Европе, среди которых и его персональные. К 1967-68 годам относится серия перформансов Гаэтано Пеше социально-обличительного толка, снискавших скандальную известность своим жестким натурализмом. В эти же годы происходит знакомство Пеше с главой всемирно известной итальянской мебельной фирмы "Кассина" Чезаре Кассиной, который на долгие годы становится его другом и меценатом. В 1969 году делает для фирмы "С&В", дочернего предприятия ,,Кассины", серию кресел ,,ОР", ознаменовавшую его вступление в мир большого дизайна.

Эта серия кресел, отличающихся выразительной поп-артической пластикой и нес щих достаточно сложную ассоциативно-содержательную нагрузку, сближающую их со скульптурой, представляла собой исключительно смелый для того времени технологический эксперимент. Изготовленные целиком из по-лиуретана без какой-либо жесткой конструкции, кресла упаковывались под давлением и поступали к потребителю в сплющенном виде, но при вскрытии упаковки начинали на глазах обретать форму и объем, повергая людей в состояние веселой жути и одновременно являя поп-артисте кий вариант "открытой формы", характерной для программированного и кинетического искусства.

Сразу же войдя в разряд классики итальянского дизайна и в мировой регистр культурных образцов (в данном случае - эпохи контр-дизайна), наряду с не менее хрестоматийными надувным прозрачным креслом Дж. Де Паса, Д. Д'Урбино и П. Ломацци и креслом-мешком П. Гатти, Ч. Паолини и Ф. Теодоро, серия явилась своего рода эмблемой триумфального прорыва "итальянской линии" сквозь заслоны академичесргого "хорошего дизайна". Арт-дизайн Гаэтано Пеше и его соратников убедительно доказал, что акцентиро-ванно художественная установка может иметь не меньший проектный, технологический, со-диокультурный и производственный потенциал, чем унылое взыскание профессиональной чистоты.

Столь блестяще начав свою профессиональную карьеру, в 70-е годы Гаэтано Пеше активно погружается в жизнь итальянского архитектурно-дизайнерского авангарда радикального круга (входит в инициативную группу журнала "Casabella", является одним из учредителей школы-лаборатории дизайна С1оЬа1 Тоо1з и пр.), а затем и "нового дизайна". Продолжая сотрудничать с "Кассиной" и другими мебельными фирмами, он одновременно проявляет повышенный интерес к чисто концептуальному средовому архитектурно-дизайнерскому проектированию, в частности в форме выставочных инсталляций. Наиболее известной из подобных инсталляций и по-своему эпохальной является "Археологический ландшафт", представленный на выставке "Италия; новый домашний ландшафт" (Нью-Йорк, 1972). Этот концептуальный проект, выделенный на выставке в особый программный раздел "Дизайн как комментарий", с одной стороны, зафиксировал с классической прозрачностью сложный рефлексивно-критический слом в проектном сознании тех лет, с другой - явился одной из первых радикальных антиутопий, пророчески вводившей в проектный обиход культурно-экологическую тему, облеченную в исключительно суггестивную форму "археологии будущего". В 1975 году в Музее декоративных искусств в Париже под эгидой Центра Помпиду состоялась персональная выставка Гаэтано Пеше с характерным названием "Будущее, возможно, в прошлом".

С середины 70-х годов, уже признанный во всем мире авторитет, Гаэтано Пеше фактически покидает Италию, бывая в ней лишь наездами. Он работает по всему миру, много преподает, активно занимается архитектурным, главным образом концептуальным (конкурсным) проектированием. В 80-е годы оседает в Нью-Йорке, где создает собственное проектное бюро. Вместе с тем все свои наиболее значительные дизайнереcкие проекты осуществляет в Италии, по-прежнему предпочитая фирму ,,Кассина" и продолжая развивать в мебели-скульптуре начатую на заре своей профессиональной карьеры пластическую, технологическую и концептуальную тему "жесткого-мягкого", решаемую в духе парадоксального превращения неконструктивного материала в конструктивный, обыгрывая пластическую тему взаимных переходов аморфности, био-морфности, архитектоничности. Среди наиболее известных работ такого рода - стул "Голгофа", изготовленный из стекловолокна с пропиткой синтетическими смолами (1972); кресло ,,Далила" (1980), положившее начало целой серии кресел и стульев из синтетических смол, застывших в самых причудливых конфигурациях; мягкое кресло "Сит даун" (1980); наконец, одна из последних работ - серия кресел "Фельтри" (1989), выполненная на "Кассине" с помощью сложнейшей и кропотливой технологии, со значительной долей ручного труда, из войлока с синтетической пропиткой, сообщающей ему необходимую конструктивную жесткость.

Несмотря на ясность и своеобразную гладкость творческой карьеры Гаэтано Пеше, его безоговорочное признание во всем мире, фигура мастера окружена аурой загадочности, свойственной явлению, которое больше своего времени, а потому не может быть в полной мере понято и оценено. Помимо безусловно высочайшего профессионального уровня работ Гаэтано Пеше, их своеобразной классичности, объективные основания для такого восприятия коренятся в особом качестве, типе художественного сознания и художественного поведения Пеше, который претворяется в его творчестве в своего рода абсолютный, идеальный образец арт-дизайна, реализуя и являя предельный исторический и типологический смысл этого феномена: не просто аналогия или подражание Большому искусству, но полноправное ему наследование и правопреемство. Строгая выверенность, отточенность концептуальных высказываний Гаэтано Пеше, чуждого авангардистскому синдрому непрестанного словоговорения и манифестирования с их необязательностью мысли либо ее тавтологичностью; поразительно малое число доведенных работ (из нежелания увеличивать "белый шум" современной культуры, по собственным словам Пеше), каждая из которых долго, неторопливо и сосредоточенно взращивается до уровня шедевра и как бы зримо противостоит истеричной энергетике "производства культуры" в наши дни; своеобразная интравертность и добровольное аутсайдерство, исключающие как превращение авторского стиля Гаэтано Пеше в расхожую стилистику, так и формирование слоя учеников-эпигонов, при всей социально-художественной и педагогической активности Пеше, концептуальной и формально-пластической мощи его творчества, способной питать не одну группу и направление; наконец, полное равнодушие к столь привлекательной для многих его соратников роли менеджера культуры - все это свидетельствует о решительном нежелании Гаэтано Пеше включаться в коммуникатирно-производственный активизм постмодернистской проектной культуры, об отказе безостановочно тиражировать в многочисленных отражениях свой самообраз и торговать им и ставит его в один ряд с такими загадочными фигурами итальянского дизайна и итальянской архитектуры, как, например, И. Гарделла и К. Скарпа, то есть с теми, кто в наиболее чистом виде воплощает национальный идеал, своего рода мифологему творческой личности в Италии - "абсолютного художника". Маэстро, аристократа духа.

С другой стороны, Гаэтано Пеше, с его искренней душевной и духовной включенностью в постмодернистский Вавилон, демонстрирует, насколько эта мифологема далека от подменившей ее в Новое время пародии - фигуры Метра, высокомерного и отрешенно-равнодушного академического небожителя, и насколько в ней сохранен изначальный антично-ренессансный дух, собственно миф творчества. В отличие от подобного напыщенного Олимпийца, Гаэтано Пеше пребывает не в разреженной атмосфере горнего эстетического культа, но дышит густым, насыщенным воздухом дольней, живой культуры, не пропуская ни одного из земных событий и приключений, но в то же время, в отличие от рядового жителя земли, он оказывается неподвластным суете обыденности, умея поднять культурный быт до бытия культуры, сиюминутное до метаисторического.

Трудно найти в современной проектной культуре мастера, который сумел бы извлечь из сумятицы постмодернистского культурного быта, из таких его "низких" реалий, как рынок, производство, технология, масс-медиа, суетливая конъюнктурная деловитость и синдром всеобщей купли-продажи, столь величавый, даже культовый проектно-художествен-ный космос, звучащий гулом бурлящей подземной лавы, сумел бы сообщить дизайну такой царственный аристократизм, явив непреложность благородства его ,,художественных кровей", как это сделал Гаэтано Пеше, поэтика которого сопоставима разве что с неотмирной монументальностью Э. Соттсасса и, в более широком культурном контексте, с онтологической грандиозностью художественной мысли П. Пазолини.

Совершая своеобразную возгонку культурного обихода, Гаэтано Пеше реализует одну из фундаментальных метафор художественного творчества - метафору путешествия, странничества, то есть творческого поведения, движимого обобщенным любопытством туриста и бескорыстной страстью бродяги к перемене мест, жизненной инстинктивной необходимостью перемещения номада и истовым поиском смысла странника-скитальца, целеустремленностью паломника, знающего путь, и тайноведением проводника, путь указывающего. Творческий путь Гаэтано Пеше почти буквально воспроизводит эту символическую парадигму жизни Артиста: он есть не прекращающееся путешествие по странам и континентам, по культурному и духовному ландшафту современности.

Это вечное странствие ("Пеше - путешественник" и "проблема границ" - сквозные сюжеты творческой жизни мастера), его мотивы и его цели составляют одну из главных загадок для тех, кто берется разгадать Гаэтано Пеше, поскольку нескончаемый экзистенциальный опыт такого путешествия составляет суть пластической темы всего творчества Пеше - своего рода проектного эпоса, преображающего мерцающую и фонящую неразбериху, суматоху и столпотворение, что открываются постмодернистскому взору, в монументальный образ энергетической пульсации, непрестанного превращения хаотичной, бесформенной витальной лавы в твердую породу культуры, непрочной и скоротечной земной материи - в надежную опору и, наоборот, непрестанного возвращения опор и ориентиров, мнящихся ограниченному историческому уму неколебимыми, в первозданное состояние бесформенного смешения. Этот создаваемый Гаэтано Пеше образ парадоксальной взаимообратимости энтропии и пассионарности можно считать одним из самых выразительных воплощений современного культурного сознания, ищущего онтологическое оправдание своему отраженному бытию.
дата выставления: 21.11.2005
Комментарии
Добавить комментарий:
Текст *:
Подпись:
Нам нужно убедиться, что вы не робот (программа), поэтому просим вас написать проверочный код - символы, которые вы видите на этой картинке:
Проверочный код:
Популярные статьи
раздела Звезды дизайна
Галереи
Широкоформатный
дизайн

N.ORT/Technogym

N.ORT/ MARTINI Mobili

N.ORT/Rimadesio

При использовании материалов журнала прямая ссылка на источник обязательна!
  • Ламинат Wineo. Новинки 2016 года.
  • Встраиваемые в пол приборы Jaga.
  • Кварцевый агломерат Cambria (Камбрия).
  • Межкомнатные двери Villa della Porta. Villa di Parchetti
  • Rugiano Interiors мебель с "характером".
  • Кварцевый камень CaesarStone. Компания ГетАкрил
  • Массивная доска. "Живое" дерево
  • Новая Valena Life/Allure. Legrand Group
  • Ковры ручной работы Kravet, JAB.
  • Объявления   Подписка   Архив   Карта сайта   Реклама   Реплики и образы   Блоги   Поиск:
     
    НОВОСТИ КОНКУРСЫ ДИЗАЙНЕРЫ ДЕКОРАТОРЫ ВИТРИНА РЕЙТИНГИ
    Концепции     Статьи     Интерьеры     Мебель и аксессуары     Материалы и технологии     Энциклопедия паркета     Звезды дизайна