Главная / Дизайн / Энциклопедия паркета /
Паркет-Холл-Сибирь
Новосибирск, Челюскинцев, 14/1,
(383) 201-16-60, 201-15-60,
www.parquet-hall.ru,   office@nsb.parquet-hall.ru

Русский художественный паркет XVIII - начала XX века. Исторические периоды и стили. ЭКЛЕКТИКА (историзм)

Авторы-составители: П.Ю. Климов, Т.Л. Пашкова, В. К. Шуйский.
Эклектика (от греч. ekleklikos - выбирающий) - художественное направление в искусстве 2-й четв. XIX - кон. XIX в., провозгласившее своим основным постулатом свободу в выборе исторических первоисточников для интерпретации и программно декларировавшее разнообразие в трактовке художественных форм. В кон. 1820-х началась резкая критика классицизма сразу с двух сторон - с позиций романтизма и рационализма. Поздний классицизм времени правления Николая I стал восприниматься современниками как символ закоснелой, лишенной развития догмы. Реакцией на строгую классицистическую регламентацию не только художественных средств, но и образа мышления явилось появление романтических тенденций. На смену общечеловеческим идеалам классицизма выдвигалось индивидуальное, на смену типичному - единичное. В основе философии романтизма лежали представления о том, что мир, природа и человек - результат самовыражения творческой силы духа. Романтизм - первое "сознательно и программно" неканоническое искусство, критерии прекрасного в котором - новизна, необычность, разнообразие. Идеям государственности, которые нес в себе поздний классицизм, были противопоставлены призывы к камерности, интимности архитектурной среды. Рационалистическая линия критики классицизма основывалась на требовании поиска взаимосвязи между назначением здания, отдельного помещения и характера его оформления. Творческое кредо эклектики было сформулировано и провозглашено в нач. 1830-х. Весьма симптоматичными в этом смысле явились статья Н.В.Гоголя "Об архитектуре нынешнего времени" и речь М.Д.Быковского "О неосновательности мнения, что архитектура греческая или греко-римская может быть всеобщею". Значение нового стилистического направления афористично сформулировал поэт и драматург Н.В.Кукольник: "Наш век эклектический. Во всем у него характеристическая черта - умный выбор". Эклектика объявила равнозначными в художественном отношении все исторические эпохи и стили - средневековье (готику и романское искусство), культуру стран Востока, не отвергая при этом и священную для классицизма античность.
При наличии программной установки на разнообразие, произведения, созданные в эпоху эклектики, обладают, тем не менее, несомненным стилистическим единством, заключающемся в особом, со своеобразной нивелировкой форм прочтении первоисточников, в стремлении избежать сильных пластических акцентов, в поисках новой масштабности, соразмерной человеку, в использовании равнозначности -стилей, зданий в ансамбле, элементов в интерьере и т.д. - как основного стилеобразующего принципа. Интерьеры эпохи эклектики принципиально отличаются от интерьеров барокко и классицизма. Для последних главными считались парадные интерьеры, основной отличительной чертой которых являлась архитектурность. Жилые помещения оставались на втором плане, занимая в доме антресольные этажи или второстепенные места и имея сравнительно простую отделку. В эпоху эклектики основными стали, прежде всего, жилые интерьеры, предназначенные для повседневной жизни. В них главную, зачастую определяющую роль начали играть вещи. Обилие не только предметов движимого имущества (мебели, драпировок, цветов), но и декоративных элементов отделки помещения (лепки, живописи и т.п.) зачастую создавало впечатление чрезвычайно перегруженной и эмоционально перенасыщенной среды. При этом парадные помещения, сохранившиеся в структуре жилища, испытывали явное влияние жилых.
Если паркеты, создававшиеся в период классицизма в кон. XVIII - 1-й четв. XIX в., характеризовались общими стилевыми чертами, в частности геометризмом рисунков и архитектонически точной построенностью композиций, то наборные полы эпохи эклектики, выдвинувшей в качестве одного из своих лозунгов индивидуализм, представляют невероятное разнообразие трактовок данного элемента убранства. Некоторые зодчие, придумав определенный тип композиционного решения паркета, не отступали от него и варьировали изобретенную схему, зачастую независимо от общего художественного замысла интерьера. Их творческая манера узнается безошибочно. В то же время приемы многих других архитекторов столь разнообразны, что, не имей мы документальных подтверждений авторства, атрибутировать отдельные паркеты было бы чрезвычайно сложно. Афоризм "стиль - это человек" чрезвычайно точно характеризует проявления художественной культуры сер. и 2-й пол. XIX в. Так, О.Монферран, стоявший на переломе двух художественных эпох, выработал при проектировании паркетов яркий индивидуальный стиль (покои императрицы Марии Федоровны и Петровский зал в Зимнем дворце, Малахитовый зал дома П.Н.Демидова и др.). Он использовал одновременно два масштаба: расчерчивал плоскость пола на очень крупные, подчеркнуто четко выявленные геометрические фигуры, обогащая при этом композицию сравнительно мелким, сложно прорисованным растительным орнаментом, вдобавок усложненным гравировкой. При том, что все орнаментальные мотивы были почерпнуты из арсенала классицизма, зодчий оперировал ими совершенно свободно, уже не придерживаясь строгих канонов и правил. В эпоху эклектики классицистические формы полностью не отвергались. Они лишь стали использоваться как одно из многих возможных средств художественного выражения. Архитекторы-эклектики считали принципиальной возможность использования преимущественных, выигрышных сторон того или иного стиля вне его "оков", вне его строгих закономерностей. Творчество А.П.Брюллова, одного из пионеров эклектики, характеризует иной подход к проектированию паркетов. Брюллов не эксплуатировал некий единый, однажды найденный тип трактовки рисунка пола в разных интерьерах. Энциклопедически образованный знаток архитектурных прообразов, умевший почувствовать и передать специфику того или иного исторического стиля, он сочетал фундаментальную классическую "выучку" с фантастической изобретательностью в компоновке декоративных мотивов. При этом паркеты Брюллова в сравнении с декорировкой интерьера в целом отличаются относительной простотой. Так, в Гостиной дома гр. Ю.П.Самойловой в Графской Славянке (не сохр.), чрезвычайно сложной по архитектурному решению, испещренной мелким узорочьем декоративных орнаментов стен и потолка, паркет выглядел неожиданно простым. Его рисунок с повторяющимся геометрическим орнаментом составляли чередовавшиеся "полосы" из восьмиугольников и квадратов, выделявшихся на более светлом общем тоне. В других случаях, напротив, зодчий проектировал чрезвычайно сложное решение. Напр., в проекте паркета для Приемной Второй запасной половины в Зимнем дворце (НИМ PAX) композиция наборного пола строится в соответствии с архитектурным членением помещения: паркет разделен на три части фризом с волнообразным орнаментом. Каждая из трех частей имеет свою сложную разбивку. В основной части в центре помещен восьмиугольник, вписанный в квадрат, и по его сторонам - два прямоугольника. В двух боковых частях - крестообразные орнаменты в углах. Все крупные детали паркета имеют очень сложные членения, которые должны были быть выполнены из разных пород дерева, и богатый орнаментальный рисунок, украшающий каждую из частей. В проекте паркета для Уборной императрицы в Зимнем дворце (НИМ PAX) Брюллов предлагал сделать паркет со сложным рисунком в виде круга, заполненного растительным орнаментом, и намечал использовать для его изготовления 9 пород дерева - кедр, розовое дерево, сахардан, серую березу, пальму, черное дерево, королевец, амарант, орех. Зачастую, используя излюбленное решение с повторяющейся сеткой рисунка, сам орнамент Брюллов делал чрезвычайно сложным и колористически изысканным. Подобное было характерно, напр., для интерьеров Мраморного дворца, в частности Приемной - сложном по форме восьмиугольном помещении, где в клетках из светлого дуба прорисованы изящные розетки, выполненные из красного дерева. В творчестве А.И.Штакеншнейдера и Г.Э.Боссе - мастеров, чрезвычайно много работавших в С.-Петербурге в 1840-50-х, появляются паркеты нового, ранее не встречавшегося типа. Эти архитекторы использовали сочетание сложного наборного паркета и простого дубового, служившего фоном для изысканных композиций.
Паркеты в интерьерах Штакеншнейдера отличает в значительной степени типовой характер. Архитектор обычно помещал в центре пола круглую розетку, составленную из растительного орнамента. Сложная прорисовка этих розеток великолепно читалась на нейтральном фоне, в качестве которого зодчий чаще всего использовал простой дубовый паркет, положенный либо в "елочку", либо в виде косой корзинки (паркеты Мариинского дворца, Старого Эрмитажа, Собственной дачи и др.). Паркеты Штакеншнейдера очень архитектоничны. В Парадной приемной Мариинского дворца архитектор подчеркивает квадратную форму помещения двойным фризом, обрамляющим центральное поле наборного пола с розеткой. В Ротонде Мариинского дворца круглая розетка в центре является словно отражением фонаря, прорезающего купол этого помещения, а широкий фриз с пальметками соответствует линии, по которой в круг выстроились колонны.
Для Г.Э.Боссе был чрезвычайно типичен очень сложный по рисунку и насыщенности паркет с рокайльными, крупномасштабно прорисованными волюто-образными мотивами и мелким декоративным орнаментом-заполнением (Танцевальный зал особняка П.Н.Демидова, Б. и Музыкальный залы дворца вел. кн. Михаила Николаевича в Михайловке и др.). Особое место в истории русского паркета XIX в. занимают наборные полы Б.Кремлевского дворца в Москве, созданные по рисункам Ф.Г.Солнцева. В этих паркетах сказалась увлеченность мастера древнерусским искусством. Наборные полы парадных "орденских" залов дворца не имеют аналогов. Особой сложностью отличается рисунок пола главного репрезентативного помещения дворца - Георгиевского зала. О сложности набора говорит уже то, что здесь использовано более 20 пород дерева. Виртуозной "многодельностью" отличается и рисунок, где основное светлое поле из бука, испещренное сеткой мелкого линейного орнамента, контрастирует с огромными ромбовидными "вставками", очень плотными по цветовой насыщенности и орнаментальной наполненности. Каждый фрагмент паркета столь сложен, рисунок узоров столь разнообразен, линии столь тонки и изящны, что возникают ассоциации с каллиграфическим оформлением древнерусских книг. Во 2-й пол. XIX в. происходит еще большее расширение диапазона художественных средств, используемых при решении паркетов. В творчестве М.Е.Месмахера высшей точки развития достигает "орнаментальная линия" развития наборного пола. В интерьерах зодчего безудержная роскошь отделки, очень сложной по прорисовке орнаментов и насыщенности цветового решения, ориентирована на передачу и общего ощущения пышности барокко, и характерной для этого стиля орнаментации. В паркетах Месмахера видна неукротимая фантазия зодчего, проявившаяся как в компоновке растительных и рокайльных мотивов, так и в подборе пород дерева. В то же время Месмахер зачастую повторял в рисунке паркета композиционное решение перекрытия помещения (Танцевальный зал дворца вел. кн. Алексея Александровича, Бронзовый зал особняка А.А.Половцова на Б.Морской ул.). В паркетах 1890-х появились изобразительные мотивы, не встречавшиеся или редко встречавшиеся на протяжении XIX в. Мастера искусно компонуют цветы, фрукты, ленты, вазы с орнаментами (Танцевальный зал особняка П.П. фон Дервиза на Английской наб., арх. А.Ф.Красовский и др.). В этот период техника развития паркета приобрела поистине виртуозный характер. В качестве примера можно привести паркеты Б. гостиной особняка А.В.Кельха (неизв. арх.), "Стеклянного проходного коридорчика" Юсуповского дворца (арх. А.А.Степанов) и др.
В эпоху эклектики в соответствии с критериями "умного выбора" постепенно вырабатывается взаимосвязь между функцией интерьера и выбором стиля его декорировки. Для оформления библиотеки или столовой обращаются к средневековью (готике или древнерусскому стилю). Будуар и дамский кабинет "требуют" сложного и изысканного декора в духе барокко или рококо. Функциональное назначение ванных комнат связывается в представлении современников с негой Востока, и для них также выбирается соответствующее оформление. Классицистические элементы, наряду с зодчеством эпохи Возрождения, остаются неотъемлемой принадлежностью парадных, представительных помещений. Подобные взаимосвязи в некоторых случаях приобретают почти канонический характер. На протяжении 1840-50-х издается значительное число альбомов с образцами того или иного стиля и рекомендациями по их использованию. Наиболее известным из изданий подобного рода стал изданный в 1850 К.Х.Шрейдером альбом "Новые комнатные декорации, или Рисунки изящно отделанных комнат". Очень широкое распространение тканей в интерьере привело к тому, что в ряде жилых помещений полы полностью драпировали коврами. В этих случаях наборный паркет не создавался. Однако в постройках высокого социального ранга (императорских дворцах, дворцах и особняках аристократов) уровень репрезентативности интерьеров оставался очень высоким и предусматривал наличие наборного паркета. Таким образом, зодчие эпохи эклектики вынуждены были_решать проблему поиска .соответствия стиля отделки помещения и рисунка паркета. В интерьерах, стилизованных в формах барокко и рококо, эта задача не представляла особых трудностей: как в выборе вариантов оформления интерьера в целом, так и в подходе к трактовке паркета можно было ориентироваться на конкретные исторические прообразы или создавать собственные стилизации рокайльных мотивов. В паркетах А.И.Штакеншнейдера, напр., содержатся многочисленные вариации растительных орнаментов, великолепно соответствующие отделке интерьеров в духе рококо (М. и Б.Золотые гостиные дворца Белосельских-Белозерских, Гостиная и Ванная Собственной дачи в Петергофе и др.). В тех же случаях, когда архитекторы обращались к интерпретации стилей, которые не могли предоставить им прообразов паркета (в частности, готике, помпейскому стилю и др.), ситуация оказывалась более сложной.
В петергофском Коттедже (1826-29), интерьеры которого до мельчайших деталей были выдержаны в духе готики, А.А.Менелас в решении паркета отказался от стилизации. Не находя исторических образцов для воспроизведения, он дал стилистически нейтральное решение. Паркеты Коттеджа отличались чрезвычайной простотой и строгостью рисунка. Во многих помещениях Менелас использовал мотив диагональной сетки. В Кабинете императрицы Александры Федоровны эта сетка была выполнена, по-видимому, из красного дерева, ромбы "заполнены" дубом, а пересечения линий сетки акцентированы врезанными четырехлистниками. В созданной вскоре Готической столовой особняка гр. С.С.Потоцкого (позднее - кн. Ф.И.Паскевича-Эриванского) Менелас, по-прежнему избегая введения в рисунок пола "готических" мотивов, компоновкой и расположением фрагментов дерева разных оттенков сумел передать характер готической архитектуры - ее линейную остроугольность, вызывающую чувство эмоциональной напряженности. В кон. XIX в., когда наблюдался второй "виток" увлечения готикой, зодчие ориентировались уже на совершенно противоположный подход к решению задачи: в рисунок пола вводились изобразительные мотивы, напрямую связанные с готикой. В Кабинете дома П.П. фон Дервиза на Английской наб. А.Ф.Красовский использовал в композиции паркета легко узнаваемые готические мотивы: абрис стрельчатой арки, пересекающейся трилистником, окно-розу. В Готической столовой особняка А.В.Кельха было найдено уникальное решение с введением в рисунок пола геральдических мотивов - изображений одноглавых орлов и львов, композиций с изображением рыцарского шлема, опирающегося на меч и крест. Таким образом, диапазон поисков типа паркета, который архитекторы считали возможным помещать в стилизованные в духе готики интерьеры, был очень широк: от нейтральных, внестилевых решений (классическая диагональная сетка или простой дощатый пол) до включения элементов (не только орнаментальных, но даже геральдических), прямо указывающих на принадлежность этому стилю.
Чрезвычайно важной с точки зрения развития искусства художественного паркета была еще одна стилевая линия, связанная с помпейским стилем - одним из ведущих направлений в архитектуре 1830-40-х. Интерес к нему объяснялся задачей, стоявшей тогда на повестке дня: поисками нового типа частного жилища (один из вариантов ее решения был найден Менеласом во дворце Коттедж). Небольшие, однако комфортабельные и великолепно декорированные дома Помпеи, разрушенные извержением Везувия в 79 до н.э., виделись одним из оптимальных образцов для подражания. Пропорциональное и масштабное решение помпейских жилищ казалось зодчим XIX в. идеально соответствующим масштабам не только частных особняков, но и квартир доходных домов, которые постепенно превращались в главный тип сооружения в эпоху начинающегося массового городского строительства. При создании интерьеров в помпейском стиле архитекторы столкнулись с решением проблемы поиска рисунка паркета. Полы в помпейских домах были мраморными, достаточно простого рисунка, тогда как декорировка стен отличалась чрезвычайной сложностью. В большинстве случаев, создавая стилизации помпейского стиля в XIX в., зодчие набирали пол из простых дубовых шашек, т.е. делали его нейтральным, возможно, из опасения создать диссонанс с остальным убранством (пол Помпейской галереи Мариинского дворца А.И.Штакеншнейдера, Помпейекого зала Собственного дома А.П.Брюллова на Васильевском о-ве, Помпейской галереи Зимнего дворца В.П.Стасова).
В самом знаменитом интерьере в помпейском стиле - Помпейской столовой Зимнего дворца, декорированной А.П.Брюлловым в 1838-39, архитектор не захотел остановиться на варианте простого дубового паркета. Брюллов сделал паркет наборным из цветного дерева, создав очень изящный рисунок, представлявший большие квадраты с ромбовидными вставками в середине и тонко прорисованным графическим орнаментом. Классицистический характер паркета подчеркнул двойной фриз по периметру зала с полосой меандра (проект в НИМ PAX). Значительно более простой, но чрезвычайно интересный вариант решения паркета в "помпейском стиле" представлен в Б.Помпейском зале дома И.В.Пашкова (дом Департамента уделов) па Литейном проспекте в С.-Петербурге. Г.Э.Боссе создал оригинальный рисунок из небольших ромбовидных плашек разного дерева, составляющих восьмиугольные звезды, промежутки между которыми заполнены нарами трапециевидных плашек. Этот паркет, совершенно нейтральный по рисунку, благодаря своей дробности, мелкой масштабной разбивке, изяществу, оказался вполне соответствующим оформленному в помпейском стиле интерьеру. Именно эти пропорциональные характеристики, в отличие от торжественной крупномасштабности классицизма, импонировали зодчим 1830-40-х, искавшим новые пути в архитектуре. Очень показательно в этом плане высказывание о росписях помпейских домов одного из их современников - А.Левшина, опубликовавшего в 1843 первый труд на русском языке о Помпеях и сблизившего в своей книге понятия "грация" и "изящное": "Более всего поражает в них (помпейских росписях. - Т.П.) "грация" - магическое слово, которого мы не можем перевести, и потому должны усвоить его языку нашему". Именно ощущение грации, изящества, вдохновенного поклонения древнему зодчеству отличает "помпейские" произведения Г.Э.Боссе и А.П.Брюллова. В одной из сохранившихся стилизаций на иную тему - тему мавританского зодчества паркет демонстрирует совсем иной подход архитектора к интерпретации стиля, когда важным оказывается не "дух", а "буква", когда мотивы стиля используются лишь как орнаментальные элементы. П.П.Шрейбер в доме С.П. фон Дервиза на Галерной ул. в С.-Петербурге ввел в рисунок фриза Мавританской гостиной строку из Корана, дав кощунственное решение с точки зрения не только правоверного мусульманина, но и любого знатока и поклонника Востока. Необходимо констатировать, что искусство паркета в эпоху эклектики достигает очень высокого уровня. Долгое время бытовавшее в литературе мнение об его упадке в сер. - 2-й пол. XIX в. является глубоко ошибочным. Эпоха эклектики с ее апологией личностного начала представляет невероятное разнообразие в трактовке данного элемента убранства интерьера. Обращение к творчеству выдающихся зодчих демонстрирует нам многообразие индивидуальных подходов в решении паркета. Вместе с тем паркеты эпохи эклектики имеют несомненные общие стилевые черты. Прежде всего, по сравнению с классицизмом в большинстве случаев изменяется масштабная характеристика разбивки паркета: она становится гораздо более мелкой (не случайно именно в это время создаются рисунки пола, набранные из маленьких квадратиков дерева). Создавая стилизации на темы исторических архитектурных прообразов, зодчие эпохи эклектики старались решить проблему соответствия паркета и интерьера в целом. Не имея в ряде случаев исторических аналогов, они вырабатывали оригинальные подходы к трактовке наборного пола. По сравнению с классицизмом расширилась палитра используемых в рисунке паркета декоративных мотивов: геометрические и орнаментальные композиции обогатились введением чисто изобразительных сюжетов (геральдических фигур, букетов, ваз, цветов и др.) и даже надписей.

Литература:
Соловьев I; Пилявский В.И., Восстановление интерьеров, в кн.: Эрмитаж I;
Пилявский В.И., Люлина Р.Д., Новый Эрмитаж, там же;
Петрова Т. А., Андрей Штакеишнейдер, Л., 1978;
Оль Г.А., Александр Брюллов, Л., 1983;
Тыжнеико Т.Е., Максимилиан Месмахер, Л., 1984;
Люлина Р.Д., Новый Эрмитаж, в кн.: Эрмитаж II;
Люлина Р.Д., Большой Эрмитаж и корпус Лоджий Рафаэля, там же;
Пилявский В.Н., Пашкова Т.Л., Восстановление Зимнего дворца после пожара 1837 года, там же;
Власов В.Г., Стили в искусстве. Словарь, т. I, СПб., 1995;
В кн.: Зодчие С.-Петербурга И.


Все права на данное издание принадлежат ЗАО "Паркет-Холл". Полная или частичная перепечатка запрещена.
А.П.Брюллов. Бывш. зал Кавалерийского караула в Зимнем дворце (зал Греза)
А.П.Брюллов. Бывш. зал Кавалерийского караула в Зимнем дворце (зал Греза)
А.П.Брюллов. Проект паркета для помещения (комната № 6) в третьем этаже Зимнего дворца. Нач. 1840-х (НИМ PAX)
А.П.Брюллов. Проект паркета для помещения (комната № 6) в третьем этаже Зимнего дворца. Нач. 1840-х (НИМ PAX)
А.П.Брюллов. Арапский зал Зимнего дворца. Фрагмент паркета
А.П.Брюллов. Арапский зал Зимнего дворца. Фрагмент паркета
А.П.Брюллов. Проект паркета для Приемной Второй запасной половины Зимнего дворца. 1838-1839 (НИМ PAX)
А.П.Брюллов. Проект паркета для Приемной Второй запасной половины Зимнего дворца. 1838-1839 (НИМ PAX)
А.И.Штакеншнейдер. Дворец Белосельских-Белозерских в С.-Петербурге
А.И.Штакеншнейдер. Дворец Белосельских-Белозерских в С.-Петербурге
А.И.Штакеншнейдер. Проект плафона и паркета зала Государственного Совета в Старом (Большом) Эрмитаже. 1850-е (НИМ PAX)
А.И.Штакеншнейдер. Проект плафона и паркета зала Государственного Совета в Старом (Большом) Эрмитаже. 1850-е (НИМ PAX)
Ф.Г.Солнцев. Проект паркета Владимирского зала Большого Кремлевского дворца. 1838 (ОРНГФ ГИКМЗ "Московский Кремль")
Ф.Г.Солнцев. Проект паркета Владимирского зала Большого Кремлевского дворца. 1838 (ОРНГФ ГИКМЗ "Московский Кремль")
Большой Кремлевский дворец в Москве. Георгиевский зал. Фрагмент паркета, исполненного по рис. Ф.Г.Солнцева
Большой Кремлевский дворец в Москве. Георгиевский зал. Фрагмент паркета, исполненного по рис. Ф.Г.Солнцева
М.Е.Месмахер. Проект паркета для неизв. интерьера. 1880-1890-е (НИМ PAX)
М.Е.Месмахер. Проект паркета для неизв. интерьера. 1880-1890-е (НИМ PAX)
Особняк А.Ф.Кельха в С.-Петербурге. Большая гостиная. Фрагмент центральной розетки паркета
Особняк А.Ф.Кельха в С.-Петербурге. Большая гостиная. Фрагмент центральной розетки паркета
А.Ф.Красовский. Особняк П.II. фон Дервиза в С.-Петербурге. Танцевальный зал. Фрагмент центральной розетки паркета
А.Ф.Красовский. Особняк П.II. фон Дервиза в С.-Петербурге. Танцевальный зал. Фрагмент центральной розетки паркета
М.Е.Месмахер. Белый зал особняка А.А.Половцова в С.-Петербурге. Центральная розетка паркета
М.Е.Месмахер. Белый зал особняка А.А.Половцова в С.-Петербурге. Центральная розетка паркета
Неизв. архитектор. Проект паркета для дома Якунчиковой на Моховой ул. в С.-Петербурге. Сер. XIX в. (НИМ PAX)
Неизв. архитектор. Проект паркета для дома Якунчиковой на Моховой ул. в С.-Петербурге. Сер. XIX в. (НИМ PAX)
Неизв. архитектор. Проект паркета. 2-я пол. XIX в. (НИМ PAX)
Неизв. архитектор. Проект паркета. 2-я пол. XIX в. (НИМ PAX)
дата выставления: 26.05.2005
Комментарии
Добавить комментарий:
Текст *:
Подпись:
Нам нужно убедиться, что вы не робот (программа), поэтому просим вас написать проверочный код - символы, которые вы видите на этой картинке:
Проверочный код:
Паркет-Холл-Сибирь
представляет статьи
Русский художественный паркет XVIII - начала XX века. Исторические периоды и стили. ЭКЛЕКТИКА (историзм)
Галереи
Широкоформатный
дизайн

N.ORT/Technogym

N.ORT/ MARTINI Mobili

N.ORT/Rimadesio

При использовании материалов журнала прямая ссылка на источник обязательна!
Объявления   Подписка   Архив   Карта сайта   Реклама   Реплики и образы   Блоги   Поиск:
 
НОВОСТИ КОНКУРСЫ ДИЗАЙНЕРЫ ДЕКОРАТОРЫ ВИТРИНА РЕЙТИНГИ
Концепции     Статьи     Интерьеры     Мебель и аксессуары     Материалы и технологии     Энциклопедия паркета     Звезды дизайна