Главная / Дизайн / Энциклопедия паркета /
Паркет-Холл-Сибирь
Новосибирск, Челюскинцев, 14/1,
(383) 201-16-60, 201-15-60,
www.parquet-hall.ru,   office@nsb.parquet-hall.ru

Русский художественный паркет XVIII - начала XX века. Исторические периоды и стили. ЗРЕЛОЕ БАРОККО

Авторы-составители: П.Ю. Климов, Т.Л. Пашкова, В. К. Шуйский.
Архитектурный стиль барокко (от ит. bаrоcco - вычурный, причудливый) возник в сер. XVI в. в Италии и затем получил распространение в других странах Западной Европы - Германии, Испании, Фландрии, Франции. Его формирование было обусловлено кризисными явлениями, связанными, в частности, с великими научными и географическими открытиями, которые разрушили прежние представления о мироустройстве, базировавшиеся на ясных, имевших корни еще в античности представлениях о гармонии всего сущего. Отсюда характерные для барокко динамика, иррациональность, преобладание чувства над мышлением, стремление создать ощущение другого пространства, отличного от реального, и, в конечном счете, образ другого мира. Отцом барокко называют великого живописца, скульптора и архитектора эпохи итальянского Возрождения Микеланджело Буонарротти. Наивысший же расцвет стиля в Италии в 1-й пол. XVII в. связан, прежде всего, с именами Лоренцо Бернини - выдающегося скульптора и архитектора - и Франческо Борромини - зодчего, в творчестве которого принципы барокко получили наиболее яркое выражение. Вплоть до сер. XVIII столетия барокко оказывало существенное влияние на европейскую культуру и окончательно прекратило существование лишь с началом т.н. эпохи Просвещения, проникнутой классицистическими идеалами и эстетикой. В России стиль барокко имел ярко выраженное национальное своеобразие. Проявившись позднее, чем в других странах Европы, он нашел свое развитое воплощение в архитектуре сер. XVIII в. Его самыми выдающимися представителями были Ф.-Б.Растрелли и С.И.Чевакинский, создавшие в С.-Петербурге и окрестностях множество прекрасных дворцов и храмов. Для русского варианта барокко было характерно соединение барочной динамики с классицистическими ордерностью и относительной простотой планировки. Это объяснялось, в частности, тем, что барокко в России, ввиду своего позднего возникновения, само отчасти формировалось под влиянием западноевропейского классицизма XVII в. Еще большее своеобычие сооружениям русского барокко придавало сочетание старомосковского узорочья с декоративными приемами рококо, а также характерная для отечественной архитектуры предшествовавшего столетия полихромия фасадов. Размах дворцового строительства в С.-Петербурге и его окрестностях в сер. XVIII в. вряд ли имеет себе аналогии в истории других европейских стран. За два десятилетия, с нач. 1740-х и по нач. 1760-х, были отстроены десятки дворцов и усадеб, разбиты многочисленные парки, украшенные увеселительными сооружениями. Для этого требовались сотни и сотни умелых мастеров, которые могли бы претворить в реальность самые причудливые фантазии архитекторов.
Создателем русского барокко и его центральной фигурой был Ф.-Б.Растрелли - итальянец, родившийся в Париже, но посвятивший весь свой талант России. Ранняя деятельность архитектора пришлась на царствование Анны Иоанновны. В ее правление царский двор постепенно обретал те великолепие и пышность, которые позднее заставляли иностранцев удивляться богатству и расточительности русских императриц.
Судя по описаниям, в архитектуре и внутреннем убранстве московских дворцов Анны Иоанновны (Кремлевский Апненгоф, Летний Анненгоф), построенных Растрелли в 1730-31, несмотря на их сравнительную скромность по отношению к его будущим сооружениям, уже проступали многие отличительные черты зрелого растреллиевского стиля. Парадные залы Кремлевского и Летнего Аннеигофов украшали золоченая резьба и имитировавшие ее орнаменты, писанные на холсте, зеркала, живописные плафоны. Нельзя сказать, чтобы архитектор в это время уделял много внимания паркетам. По-видимому, их дороговизна и традиционное для допетровской России отношение к полу как к предмету, имеющему сугубо функциональное назначение, препятствовали широкому внедрению этого элемента убранства интерьера. В обоих московских дворцах штучный дубовый паркет был положен лишь в Спальнях императрицы. Остальные же помещения имели полы или дощатые, или подбитые войлоком.
После возвращения императорского двора в 1732 из Москвы в С.-Петербурге широко развернулось каменное строительство. Построенный Растрелли в 1732-35 т.н. Зимний дом Анны Иоанновны возле Адмиральского (Третий Зимний дворец) превосходил по своим масштабам все предыдущие постройки архитектора. Его парадные залы были убраны с подобающей для императорского двора пышностью и имели "штучные ромбоидные, с звездами полы". Не меньшим богатством отделки должны были отличаться и интерьеры курляндских дворцов фаворита императрицы герцога Э.-Г.Бирона в Рундале и Митаве. Их паркеты, набранные по проектам Растрелли, после падения Бирона, наряду с прочим убранством, были в 1742-43 отправлены в С.-Петербург и использованы при отделке столичных дворцов, в частности Зимнего дома Анны Иоанновны возле Адмиральского, Летнего дворца Елизаветы Петровны в Третьем Летнем саду, Аничкова дворца и др.
Однако подлинно гигантский размах дворцовое строительство обрело в царствование дочери Петра I императрицы Елизаветы Петровны. Этот двадцатилетний период (1741-61) можно было бы назвать "золотым веком" русского барокко. Зимний, Строгановский и Шереметевский дворцы, Смольный и Никольский соборы в С.-Петербурге, Б. дворец в Петергофе, Екатерининский дворец в Царском Селе - вот лишь наиболее известные памятники того периода, сохранившиеся до нашего времени. Их архитектура несет в себе все черты зрелого стиля, удивительным образом соединяя пышность декоративной отделки с монументальностью и истинно царским величием.
Самым значительным петербургским дворцом в барочном стиле считается Зимний (Четвертый Зимний дворец), сооруженный Растрелли в 1754-62 на месте Зимнего дома Анны Иоановны возле Адмиральского. Если последний еще сохранял черты архитектуры петровского барокко (плоскостное решение фасадов, обработанных пилястрами, кровлю с изломом, сдержанное скульптурное убранство), то новый дворец явился типичным произведением зрелого стиля с богато разработанной пластикой фасадов, насыщенных архитектурно-скульптурным декором.
При разработке фасадов дворца в качестве основного декоративного элемента архитектор использовал ордер. Малым ордером обработан нижний этаж, а большим - два верхних. Колоннам соответствует венчающая кровлю скульптура, чередующаяся с декоративными вазами на устоях проходящей вдоль карниза балюстрады. Колонны приставлены к фасадам и не несут никакой серьезной нагрузки. Простенки между колоннами Растрелли прорезал широкими светлыми окнами с пластически богато разработанными наличниками. В наличники вкомпонованы барельефы, представляющие собой разновидность скульптурных произведений. Скульптурой обильно насыщены и разнообразного вида фронтоны. Создается впечатление, что Растрелли не проектировал, а лепил фасады, добиваясь различных вариаций, казалось бы, одних и тех же деталей. В этом смысле архитектура зрелого русского барокко, как ни одна другая, приближается к скульптуре.
В архитектуре русского барокко, в отличие от западноевропейского барокко с его стремлением к сложным криволинейным очертаниям, всегда присутствует рациональное начало. Так, в Зимнем дворце все интерьеры прямоугольные в плане, и эта планировочная структура находит внешнее отражение. Восточный и западный фасады дворца, более или менее близкие по композиции, имеют сильно выступающие боковые ризалиты или даже крылья, соответствующие основным узловым помещениям: огромной Парадной (Иорданской) лестнице, Тронному залу, дворцовому театру и церковному залу. Объединять их должны были анфилады парадных залов, галерей и комнат.
Главную анфиладу парадных залов, нанизанных на одну ось, Растрелли спроектировал вдоль невского фасада от Иорданской лестницы до Тронного зала. Залы предполагалось обильно украсить золоченой резьбой. При раскрытых дверях вся анфилада должна была в перспективе восприниматься как протяженный золотой коридор, подводящий к трону императрицы. По мере шествия от Парадной лестницы к Тронному залу постепенно раскрывались бы богатство и роскошь внутреннего убранства. Из основных интерьеров Зимнего дворца Растрелли, впрочем, успел отделать только галереи первого этажа, Парадную лестницу и дворцовую церковь.
Несколько ранее, в 1745-55 и в 1751-56, Растрелли возвел соответственно Б. дворец в Петергофе и Екатерининский дворец в Царском Селе. Наборные полы их парадных залов, богато украшенных живописью и золоченой резьбой, были исполнены по проектам архитектора. Очевидно, что в это время паркет окончательно обрел "права гражданства" как неотъемлемый элемент художественного убранства богатого интерьера.
Паркеты Растрелли отличались простотой, а в больших помещениях - крупномасштабностью рисунка. Их композиции составляли, как правило, звезды, ромбы, "зигзаг", "елочка" и др. простейшие элементы, набранные преимущественно из отечественных пород древесины - дуба, клена, березы. Сопоставление достаточно строгих плоскостей пола с затейливым убранством стен и перекрытий давало великолепный декоративный эффект, еще более подчеркивая богатство барочных интерьеров. В своем позднем творчестве Растрелли отошел от этих первоначальных принципов. Выполненные им проекты паркетов для Зимнего дворца представляли собой орнаментальные композиции, сопоставимые по сложности с прочей отделкой помещений. Неудивительно, что они были признаны трудноисполнимыми и в том виде, в каком их задумывал Растрелли, остались только на бумаге (авторские чертежи хранятся в НБВ).
Среди других архитекторов - представителей барокко - своим талантом выделялся С.И.Чевакинский. Паркетов, исполненных по его рисункам, не сохранилось, но следует предположить, что они были близки растреллиевским. И, видимо, не случайно именно Чевакинскому в 1761 поручили упростить проекты паркетов Зимнего дворца, исполненные Растрелли, для их последующего практического воплощения. Особенно важной сегодня видится роль Чевакинского в качестве организатора работ, много сделавшего для формирования национальной школы паркетных мастеров.
Исполнение наборных полов предполагало наличие серьезных навыков и умений, которыми русские паркетчики не всегда обладали. Поэтому работа с ними требовала постоянного контроля, изготовления дополнительных подробных чертежей, т.к. общих указаний, которые давал архитектор, весьма часто бывало недостаточно. Растрелли, чрезвычайно загруженный заказами, наоборот, ценил в исполнителях ответственность и самостоятельность. Понятно, что вольные мастера, приехавшие в Россию на заработки, напр. из Германии, обладали этими качествами в гораздо большей степени, чем местные столяры, находившиеся в крепостном или полукрепостном состоянии. Растрелли это прекрасно понимал. Поэтому среди имен паркетчиков, с которыми он сотрудничал, встречаются в основном иностранные - Б.Эгг, Х.-Э.Эгер, Я.Гиршфельдер, Я.-Г.Ротхауз и др. Чевакинский же, бывший более четверти века архитектором Адмиралтейств-коллегии (1740-67), в чьем ведении находились знаменитые охтинские поселения, всячески старался привлекать к работам именно русских столяров и плотников. Охтяне, работая вначале под руководством иностранцев, довольно скоро выделили из своей среды опытных мастеров-паркетчиков, подряжавшихся на самые ответственные работы. Так, в 1750- 60-е столярные мастера Михайло Сухой, Гаврила Рыжий, Григорий Курицын возглавляли большие команды охтинских столяров, делавших наборные паркеты в Царском Селе (Екатерининский дворец, Эрмитаж) под смотрением Чевакинского. Тот же Чевакинский привлек охтян к изготовлению паркетов для Зимнего дворца по упрощенным рисункам Растрелли. Этот подряд, исполненный в 1761-63, был выигран в соревновании с известными иностранными мастерами Я.-Г.Ротхаузом, Б.Эггом и Люшенколем. Примечательно, что одной из основных причин, почему первенство осталось за русскими столярами, были не выставленные финансовые условия и сроки, а качество исполнения предложенного образца, которое у немцев оказалось существенно ниже. Впрочем, эта история - лишь эпизод. На протяжении всего XVIII в. в том, что касалось паркетов, явное преимущество отдавалось мастерам-иностранцам. Для русских паркетчиков это был преимущественно период ученичества и обретения профессиональных навыков, сложения династий и крупных мастерских. Он обусловил блестящие плоды в будущем: уже с начала следующего, XIX столетия отечественные столяры начали безусловно доминировать в области изготовления художественных наборных полов, значительно потеснив на рынке иностранных мастеров и подрядчиков. Зрелое русское барокко, в отличие от западноевропейского, не имело периода упадка. Оно прекратило существование к нач. 1760-х на пике своих достижений под натиском менявшихся экономических отношений и эстетических взглядов.

Литература:
Соловьев I; Денисов Ю.М., Петров А.Н., Растрелли. Материалы к изучению творчества, Л., 1963;
Соловьев II; Петров А.Н., Пушкин. Дворцы и парки, М., 1964;
Евангулова О.С., Дворцово-парковые ансамбли Москвы первой половины XVIII века, М., 1969;
Денисов Ю.М., Зимний дворец Растрелли, в кн.: Эрмитаж, I; Козьмян Г.К., Ф.-Б. Растрелли, Л., 1976;
Гуревич И.М., Знаменов В.В., Мясоедова В.Г., Большой Петергофский дворец, Л., 1979;
Ланцманис И., Рундальский дворец, Рига, 1981;
Фомин; Денисов Ю.М., Исчезнувшие дворцы, в кн.: Эрмитаж II; его же, Новый каменный Зимний дворец Елизаветы Петровны, там же; Власов В.Г., Стили в искусстве. Словарь, т. I, СПб., 1995;
Шуйский В.К., Зрелое русское барокко и ранний классицизм, СПб., 1997;
Батовский Зигмунт, Архитектор Растрелли в своих творениях. Материалы деятельности мастера с 65 иллюстрациями. Объяснил Зигмунт Батовский, СПб., 2000;
Тыдман Л.В., Изба. Дом. Дворец. Жилой интерьер России с 1700 по 1840-е годы, М., 2000.


Все права на данное издание принадлежат ЗАО "Паркет-Холл". Полная или частичная перепечатка запрещена.
Ф.-Б.Растрелли. Зимний дом Анны Иоанновны возле Адмиральского в С.-Петербурге. Чертеж фасада. Вариант. Ок. 1764 (НБВ)
Ф.-Б.Растрелли. Зимний дом Анны Иоанновны возле Адмиральского в С.-Петербурге. Чертеж фасада. Вариант. Ок. 1764 (НБВ)
Ф.-Б.Растрелли. Большой Петергофский дворец
Ф.-Б.Растрелли. Большой Петергофский дворец
Ф.-Б.Растрелли. План парадной лестницы западной половины Большого Петергофского дворца с показанием рисунков полов на лестничных площадках и втором этаже. 1750-1751. Фрагмент (Архив ГМЗ "Петергоф")
Ф.-Б.Растрелли. План парадной лестницы западной половины Большого Петергофского дворца с показанием рисунков полов на лестничных площадках и втором этаже. 1750-1751. Фрагмент (Архив ГМЗ "Петергоф")
Ф.-Б.Растрелли. Большой Петергофский дворец. Парадная лестница
Ф.-Б.Растрелли. Большой Петергофский дворец. Парадная лестница
Ф.-Б.Растрелли, Ю.М.Фельтен. Тронный зал Большого Петергофского дворца
Ф.-Б.Растрелли, Ю.М.Фельтен. Тронный зал Большого Петергофского дворца
Ф.-Б.Растрелли. Зимний дворец в С.-Петербурге
Ф.-Б.Растрелли. Зимний дворец в С.-Петербурге
Ф.-Б.Растрелли. Проект паркета зала № 9 Южного корпуса Зимнего дворца. 1759 (НБВ)
Ф.-Б.Растрелли. Проект паркета зала № 9 Южного корпуса Зимнего дворца. 1759 (НБВ)
Ф.-Б.Растрелли. Проект-паркета зала № 12 Южного корпуса Зимнего дворца. 1759 (НБВ)
Ф.-Б.Растрелли. Проект-паркета зала № 12 Южного корпуса Зимнего дворца. 1759 (НБВ)
дата выставления: 26.02.2005
Комментарии
Добавить комментарий:
Текст *:
Подпись:
Нам нужно убедиться, что вы не робот (программа), поэтому просим вас написать проверочный код - символы, которые вы видите на этой картинке:
Проверочный код:
Паркет-Холл-Сибирь
представляет статьи
Русский художественный паркет XVIII - начала XX века. Исторические периоды и стили. ЗРЕЛОЕ БАРОККО
Галереи
Широкоформатный
дизайн

N.ORT/Technogym

N.ORT/ MARTINI Mobili

N.ORT/Rimadesio

При использовании материалов журнала прямая ссылка на источник обязательна!
Объявления   Подписка   Архив   Карта сайта   Реклама   Реплики и образы   Блоги   Поиск:
 
НОВОСТИ КОНКУРСЫ ДИЗАЙНЕРЫ ДЕКОРАТОРЫ ВИТРИНА РЕЙТИНГИ
Концепции     Статьи     Интерьеры     Мебель и аксессуары     Материалы и технологии     Энциклопедия паркета     Звезды дизайна