Главная / Дизайн / Энциклопедия паркета /
Паркет-Холл-Сибирь
Новосибирск, Челюскинцев, 14/1,
(383) 201-16-60, 201-15-60,
www.parquet-hall.ru,   office@nsb.parquet-hall.ru

Русский художественный паркет XVIII - начала XX века. Исторические периоды и стили. ПЕТРОВСКОЕ БАРОККО

Авторы-составители: П.Ю. Климов, Т.Л. Пашкова, В. К. Шуйский.
Петр I, опираясь на исторический и практический опыт развитых государств, главными целями своей преобразовательской деятельности считал решительное выведение России на путь прогрессивного политического, экономического и культурного развития, что позволило бы ей в сжатые сроки и на равных правах войти в семью цивилизованных держав Европы. Культура, соответствующая новому положению страны как сильной военной державы и иным, нежели ранее, ориентирам во всех областях общественной жизни, не могла быть создана за короткое время исключительно собственными усилиями. Петр I, мечтавший уже в скором времени увидеть зримые результаты своей титанической работы по коренному переустройству российского государства, не жалел средств на приглашение в С.-Петербург, основанный в 1703, известных западноевропейских архитекторов, скульпторов, художников. Новая столица, создаваемая их творческим гением, должна была стать несокрушимой западной цитаделью реформируемой России, откуда император мог бы повести активное наступление на "отсталые" центральные и восточные области вверенной ему огромной страны. Петру I, одержимому морем и видевшему Россию мировой морской державой, идеальным городом представлялся Амстердам - в ту пору крупнейший европейский порт. Его бесчисленные каналы, чистые, вымощенные камнем улицы, аккуратные, выстроенные в одну линию дома и, конечно же, активная и размеренная трудовая жизнь горожан не могли не импонировать молодому русскому царю, обретавшему с топором в руках трудовой опыт на голландских судостроительных верфях. Однако буржуазная Голландия - не феодальная Россия. В последней относительная скромность быта в петровское время обусловливалась не столько внутренней потребностью правящего класса, сколько характером этой переходной эпохи, недостатком времени и средств, чтобы развернуться со всей российской широтой и расточительностью. Во многом именно поэтому голландцы гл. обр. работали на верфях, создавали мануфактуры, организовали торговлю. Над внешним же обликом города работали французы, немцы, итальянцы, русские - представители тех народов и культур, где в чести были роскошь, наследственное богатство и сословные привилегии. Созданные ими дома и дворцы, хотя и отличались строгостью убранства, рационалистичностью планировки, логичностью, простотой и даже подчас суровостью архитектурного образа, все же содержали в себе зерна, способные прорасти и развиться в нечто более сложное, величественное, царственное, и большей степени отвечающее масштабам страны и характеру ее общественной структуры.
Петровское барокко (от ит. barocco - вычурный, причудливый) - архитектурный стиль, в котором слились влияния итальянского барокко, раннего французского классицизма и рококо, голландской гражданской архитектуры и ряда других стилей и направлений. Каждый на архитекторов, работавших в С.-Петербурге, вносил в облик сооружаемых зданий традиции своей страны, той архитектурной школы, которую он представлял. Таким образом, петровское барокко не является барокко в чистом виде, и этот термин достаточно условен. Вместе с тем он безусловно отражает подспудную, еще неявную тенденцию Петровской эпохи и помогает объяснить дальнейшую эволюцию русской архитектуры к зрелому барокко сер. XVIII столетия. До Петра I русская строительная практика, по-видимому, не знала "паркета" и "штучных полов" в их современном понимании. "Дубовый кирпич", получивший широкое распространение в средневековой Европе, в т.ч. в России, и представлявший собою дубовые бруски прямоугольной или квадратной формы, уложенные "в шахмат" или "елочку", был, скорее, "протопаркетом". Практические особенности подобного пола очень хорошо отражены в названии, говорящем о прочности, но отнюдь не о красоте или какой-либо особой эстетической выразительности. На Руси "дубовым кирпичом", как правило, мостили интерьеры общественного назначения, рассчитанные па многолюдные собрания, - храмы (собор Василия Блаженного в Москве), парадные приемные палаты (Золотая Царицына палата Теремного дворца в Московском Кремле) и т.п. Естественная красота материала при этом не только не подчеркивалась, но даже скрывалась за раскраской пола под мрамор, в зеленый, черный и др. цвета. Гораздо более обычными для Руси были дощатые полы (дворцы царя Алексея Михайловича в Коломенском и Алексеевском). Во многих помещениях они обивались сукнами "для мягкого хождения" или покрывались иноземными коврами.
Для развития в России искусства паркета требовался целый ряд обстоятельств, возникновение которых оказалось всецело связанным с Петровской эпохой. Новые потребности правящего класса обусловили приток в страну иноземных мастеров. Оригинальные и ранее практически неизвестные в России технологии (интарсия, маркетри и т.д.), блестяще освоенные русскими мебельщиками и паркетчиками, дали в дальнейшем выдающиеся результаты.
Паркетные полы, однако, появились в русских дворцах не сразу. Дома в подмосковных усадьбах Петра 1 (Преображенное, Новопреображенское) и его ближайшего соратника кн. А.Д.Меншикова (Новорождественное, Ново-Алексеевское), отстроенные в 1700-10-е, имели лещадные или дощатые напольные покрытия. Последние в соответствии со старыми традициями были иногда подбиты цветным сукном. Интересно, что наряду с простыми дощатыми полами в старых описях этих усадеб упоминаются "дощатые косящатые" полы, называвшиеся позднее полами "во фриз". Они, не являясь паркетом в полном смысле слова, по-видимому, имитировали некоторые приемы его укладки. Думается, что отсутствие паркета в московских дворцах и усадьбах петровского времени связано не только с ранним периодом их возникновения и неимением мастеров, обладавших необходимыми навыками, но также и с самим духом древней русской столицы, с трудом допускавшей новшества в свою неповторимо яркую, проникнутую многовековыми традициями атмосферу. Впрочем, тут могли быть и другие причины. Дороговизна и высокие эстетические качества паркетов вступали и известное противоречие с дурными с современной точки зрения обычаями, к тому времени уже исчезнувшими на Западе, но продолжавшими жить в России. Рассказывая о московском праздновании Рождества в 1710, Юст Юль, датский посланник при русском дворе, писал о том, как в доме кн. Меншикова во время застолья "по весьма распространенному на русских пирах обычаю" полы были застелены толстым слоем сена, "дабы по уходе пьяных гостей можно было с большим удобством убрать их нечистоты, блевотину и мочу". В другом месте, говоря о праздновании Нового года, Юль упоминает о пиршественной зале, где пол "на русский лад был устлан сеном по колена". Весьма показателен также эпизод из путешествия Петра I в Англию в 1698, достаточно часто приводящийся в литературе. Сохранился направленный в казначейство г. Демтфора документ, в котором владелец дома, приютивший русского царя со свитой, требовал возмещения ущерба, нанесенного гостями. Помимо прочего, он просил уплаты "за 150 ярдов окраски, за 800 стекол во всем доме, за все полы, попорченные грязью и рвотой, за 240 футов сосновых балясин..." Понятно, что подобные нравы отнюдь не стимулировали внедрение в обиход достаточно дорогого и вряд ли готового к подобным испытаниям паркетного настила.
Появление в России художественного паркета связано со строительством С.-Петербурга и творческой деятельностью приглашенных Петром иностранных архитекторов и мастеров. Если знаменитый деревянный домик Петра I - первое сооружение северной столицы - имел дощатые полы, то возведенные вслед за ним каменные дворцы императора, императрицы (Итальянский дворец, палаты Екатерины I в Сарской мызе) и их приближенных в большинстве своем имели помещения со штучными паркетами. Иногда это были дубовые полы достаточно простого геометрического рисунка, составленного комбинацией из дерева двух-трех тонов. Они вполне отвечали деловому, рабочему стилю тогдашних интерьеров. Такими были первоначальные паркеты Летнего дворца и Зимнего дома Петра I ("дубовые модельные" полы "французским манером с рамами"), а также Монплезира в Петергофе (Морской и Лаковый кабинеты). Примечательно, что полы последнего набирались по собственноручному эскизу императора. Данный эскиз, впрочем, являлся перерисовкой типовых проектов из альбомов Ж. и Д.Маро, Л.Штурма и П.Декера. Эти популярные в то время издания указывали архитекторам и строителям на образцы современного вкуса.
Одним из главных пропагандистов использования наборного и резного дерева в убранстве интерьеров был французский архитектор Ж.-Б.Леблон, являвшийся в 1716-19 главным архитектором С.-Петербурга. Известно, что Центральный зал Верхних палат в Петергофе он предлагал выстлать паркетом, а в 1720, возможно, по его чертежу в Дубовом кабинете палат был положен наборный пол из дуба и ореха. Весьма вероятна и причастность Леблона к паркетным работам в петербургском дворце кн. А.Д.Меншикова.
А.Д.Меншиков, генерал-губернатор столицы и богатейший вельможа своего времени, славился любовью к роскоши и всяческому размаху. Паркеты его петербургского дворца отличаются сравнительной сложностью геометрического рисунка и декоративностью. Их набор насчитывает от двух до пяти различных пород дерева, включая, помимо дуба, березу, бук, клен и орех. Узорные паркеты должны были придавать интерьерам большую нарядность и являться дополнительным свидетельством состоятельности хозяина. Паркетные полы существовали также в Б.(Меншиковском) дворце в Ораниенбауме, где имелась собственная столярная мастерская. По-видимому, она занималась и изготовлением паркетов. Руководили подобными работами, как правило, иностранные мастера, наиболее известным из которых был И.Луде. Непосредственными же исполнителями, судя по всему, были русские столяры, присланные в С.-Петербург из центральных и северных губерний.
Судить о паркетах 1-й четв. XVIII в. сегодня можно лишь с известной долей приблизительности. Войны, наводнения, естественный износ, перестройки и переделки привели к тому, что фрагменты наборного пола Орехового кабинета Меншиковского дворца - это почти все, что сохранилось от того времени. Паркеты, которые сейчас видят посетители музеев, рассказывающих об искусстве и быте петровской России, являются лишь позднейшими реставрациями и реконструкциями, сделанными зачастую с опорой на материалы более позднего периода. Однако безусловно одно: в эпоху петровских преобразований произошло рождение русского художественного паркета как важной отрасли декоративного искусства, без которой отныне было сложно представить убранство отечественного дворцового интерьера.


Литература:
Соловьев I; Двойникова, Лямин I; Соловьев II; Архипов Н.И., Раскин А.Г., Петродворец, Л.; М., 1961;
Петров А.Н., Пушкин. Дворцы и парки, М., 1964; Евангулова О. С., Дворцово-парковые ансамбли Москвы первой половины XVIII века, М., 1969;
Двойникова, Лямин II; Бартенев И. А., Батажкова В.Н., Русский интерьер XVIII-XIX веков, Л., 1977;
Калязина Н.В., Архитектор Леблон в России (1716-1719), в кн.: От Средневековья к Новому времени. Материалы и исследования по русскому искусству XVIII -первой половины XIX века, под ред. Т.В.Алексеевой, М., 1984;
Калягина Н. В., Дорофеева Л. П., Михайлов Г.В., Дворец Меншикова. Художественная культура эпохи. История и люди. Архитектурная хроника памятника, М., 1986;
Евангулова О. С., Изобразительное искусство в России первой четверти XVIII в., М., 1987;
Денисов Ю.М., Зимний дом Петра I, в кн.: Эрмитаж II; Петр Великий. Воспоминания. Дневниковые записи. Анекдоты, СПб., 1993;
Власов В.Г., Стили в искусстве. Словарь, т. I, СПб., 1995;
Зодчие С. Петербурга I; Тыдман Л.В., Изба. Дом. Дворец. Жилой интерьер России с 1700 по 1840-е, годы, М., 2000.


Все права на данное издание принадлежат ЗАО "Паркет-Холл". Полная или частичная перепечатка запрещена.
Д.Трезини. Летний дворец Петра I в С.-Петербурге
Д.Трезини. Летний дворец Петра I в С.-Петербурге
Д.М.Фонтана, И.Г. Шедель, Д.Трезини и др. Меншиковский дворец в С.-Петербурге
Д.М.Фонтана, И.Г. Шедель, Д.Трезини и др. Меншиковский дворец в С.-Петербурге
Петр I. Рисунки для паркетов Монплезира в Петергофе. Кон. 1710-х - нач. 1720-х (РГАДА)
Петр I. Рисунки для паркетов Монплезира в Петергофе. Кон. 1710-х - нач. 1720-х (РГАДА)
Меншиковский дворец. "Кабинет из прихожей"
Меншиковский дворец. "Кабинет из прихожей"
Меншиковский дворец. "Кабинет из прихожей". Фрагмент паркета
Меншиковский дворец. "Кабинет из прихожей". Фрагмент паркета
Меншиковский дворец. Передняя
Меншиковский дворец. Передняя
дата выставления: 09.02.2005
Комментарии
05.12.2014 Максим Михайлович
Иносранци до сих пор клевещут на русских. Я знаю деревни в Сибири, где люди настолько чистоплотны, что после ухода гостя они с мылом отмывают те места, где гость ступал или касался. И посуда для гостей всегда отдельная. А, то что пили всегда русские, опять враньё! У нас в Сибири пить начали только после возвращения со второй мировой войны дедов, пайковые сделали своё алкогольные дело. А до войны ну не было в Сибири алкашей, работали с утра и до ночи ведь детей в каждой семье около десяти, дурные мысли работа истирала. Да и когда уходил человек на тот свет, то поминали его всей деревней, киселём. И крепостного права у нас в Сибири не было. А не верите? Приезжайте к нам и спрашивайте стариков, пока они еще живы.
Страницы: 1всего страниц: 1
Добавить комментарий:
Текст *:
Подпись:
Нам нужно убедиться, что вы не робот (программа), поэтому просим вас написать проверочный код - символы, которые вы видите на этой картинке:
Проверочный код:
Паркет-Холл-Сибирь
представляет статьи
Русский художественный паркет XVIII - начала XX века. Исторические периоды и стили. ПЕТРОВСКОЕ БАРОККО
Галереи
Широкоформатный
дизайн

N.ORT/Technogym

N.ORT/ MARTINI Mobili

N.ORT/Rimadesio

При использовании материалов журнала прямая ссылка на источник обязательна!
Объявления   Подписка   Архив   Карта сайта   Реклама   Реплики и образы   Блоги   Поиск:
 
НОВОСТИ КОНКУРСЫ ДИЗАЙНЕРЫ ДЕКОРАТОРЫ ВИТРИНА РЕЙТИНГИ
Концепции     Статьи     Интерьеры     Мебель и аксессуары     Материалы и технологии     Энциклопедия паркета     Звезды дизайна