Главная / Декор / Из истории мирового искусства /

Хосе Клементе Ороско

Недавно исполнилось 130 лет великому мексиканскому художнику Хосе Ороско, одному из основателей мексиканской школы монументальной живописи. (исп. José Clemente Orozco, 23 ноября 1883 — 7 сентября 1949)

Свои первые по-настоящему великие произведения Ороско начал создавать только на пятом десятке лет, пройдя через революцию, познав жизнь со всеми ее радостями и невзгодами. Для него, одного из основоположников мексиканской школы монументальной живописи, его полные динамики и контрастных сопоставлений белого, красного и черного цветов росписи были способом высказать протест против угнетения человека человеком, в обобщенной форме показать истинную красоту своего народа. Имевший в то время огромный успех в официальных кругах его коллега — художник-монументалист Ривера, который все революционные годы провел не в Мексике, а в Париже, в своих произведениях воспевал триумф победы, упиваясь экзотикой индейского быта, создавал новый образный эпос. Ороско, в отличие от Риверы, знал революцию изнутри, и поэтому в его экспрессивных, динамичных фресках всегда есть чувство неподдельной боли. Он меньше других мексиканских художников увлекался воспеванием традиционной индейской культуры и, отстаивая свои взгляды, писал: «Я лично избегаю выводить в своих работах презренных и дегенеративных персонажей, повсеместно считающихся живописными, чтобы приспособить их для туристов и освободить этих последних от наличных… Такие мысли раз и навсегда отвратили меня от живописания индейских сандалий и грязных одеял. Я до глубины души хочу, чтобы те, кто их носит, избавились бы от них и стали цивилизованными людьми. Но прославлять их — все равно что прославлять невежество, пьянство или груды мусора, которые украшают наши улицы, а это я отказываюсь делать. Революция — это не грязь, воюющая против мыла, а, наоборот, битва второго с первым».

Хосе Клементе Ороско родился 23 ноября 1883 года в городе Гусмане (штат Халиско) в семье довольно богатого владельца нескольких предприятий. Его родители сначала переехали в Гвадалахару, а потом в Мехико, где Хосе поступил в не совсем обычную школу при педагогическом институте. Преподавали там швейцарские учителя, которые обучали детей по новой системе. Рядом со школой находилась лавка, где можно было увидеть, как делал свои гравюры художник Посада, и Хосе подолгу наблюдая за его работой. В это же время он начал заниматься в вечерних классах Академии Сан-Карлос.

После разорения и смерти отца положение семьи изменилось. Сразу после окончания школы Хосе поступил в сельскохозяйственное училище в Сан-Хасинто, затем в национальную подготовительную школу — Препаторию — на отделение математики и архитектуры. В семнадцать лет он из-за своих экспериментов с порохом остался без кисти левой руки и повредил глаз. Это увечье сделало его еще более замкнутым. В 1908 году Хосе оставил Препаторию и вернулся в Академию Сан-Карлос. В 1910-х годах в Академии начались брожения и среди студентов, и среди преподавателей. Прогрессивную позицию занял преподаватель Мартинес, вокруг которого объединились Си-кейрос, Альва, Ревуальтос. Молодые художники создали группу «Барбизон» и пробовали придать импрессионизму национально-патриотическую окраску. Так, они перестали пользоваться черным цветом и объясняли это тем, что черный — цвет реакции. Ороско, который любил как раз темные тона, вскоре вынужден был отойти от этой группы.

Одной из наиболее известных картин Ороско этого времени является лиричная и в то же время полная какой-то неизъяснимой тревоги композиция «Туалет» (1912).

Революционная ситуация, которая сложилась в Мексике после падения диктатуры Уэрты, привела к тому, что несколько наиболее талантливых художников, в том числе преподаватель Атль, Сикейрос и Ороско, отправились в Орисабу, в армию генерала Каррансы. Ороско был в то время уже известным в стране карикатуристом, он мастерски исполнял как политические, так и театральные карикатуры. А в 1915 году, когда Карранса приказал превратить одну из политических тюрем в музей, Ороско с еще двумя художниками задумали написать для этого музея огромную картину «Последние испанские солдаты, покидающие мексиканскую землю в Сан-Хуан де Улуа в 1825 году». О том неспокойном времени Ороско вспоминал: «Мир вокруг нас раскалывался. Отправлялись на бойню войска. Взрывались поезда. У церковных порталов поспешно расстреливались несчастные крестьяне Сапаты, попавшие в плен к каррансистам. Люди привыкли к убийству, к пресыщению чувств, к самому безжалостному самомнению, к скотской разнузданности». Ороско, оставаясь на гуманистических позициях, выступал против жестокости и в лагере победителей, и в лагере побежденных.

В 1916 году открылась его персональная выставка «Этюды женщин», на которой экспонировались не только политические карикатуры, в том числе на Каррансу, но и акварели, пастели, рисунки, посвященные школьницам и… проституткам. Чтобы лучше узнать жизнь женщин легкого поведения с улицы Куаутемоксин, Ороско даже устроился на работу инспектором отдела здравоохранения Мехико. Проститутки стали для художника воплощением так и не понятой им до конца полубезумной, грубой, но все же притягательной жизни. Выставку не приняли, и обиженный Ороско отправился в Соединенные Штаты, где, не продав своих работ, вынужден был устроиться на фабрику игрушек раскрашивать куклам лица, глаза и ресницы.

В 1922-1923 годах Ороско исполнил первую внушительную настенную роспись — для большого двора Препатории. В Мексике существовали давние традиции настенных росписей, но он предпочитал ориентироваться на творчество мастеров эпохи Возрождения. Хотя, например, образ Христа трактовал как образ мексиканского революционера. Все свои мечты о гармоничном устройстве общества Ороско вложил в сюжет «Материнство». А вот сюжеты «Страшный суд», «Пир богатых», «Аристократы» выполнены в излюбленном Ороско стиле карикатуры. Фрески, в которых впервые начал проявляться индивидуальный стиль одного из ведущих мексиканских художников-муралистов Ороско, были позже изуродованы натравленными реакционной прессой.

В 1925 году Ороско исполнил мурал для Изразцового дома известного коллекционера Ф. Итурбе, а в 1926 году сделал огромную (90 кв. м) фреску в Промышленной школе в Орисабе. Возвратившись в 1926-1927 годах к росписям в Препатории, Ороско трактовал исторические события как драму, в которой страдают обе противоборствующие стороны, и стремился добиться, чтобы «на индейца смотрели не как на индейца, а как на человека, равного любому другому человеку». В 1927 году Ороско снова поехал в Соединенные Штаты. Благодаря друзьям его рисунки из серии «Мексика в революции» стали известны в Европе. А в 1929 году Ороско сделал иллюстрации к роману Мариано Асуэлы «Те, кто внизу».

В конце 20-х — 30-е годы Ороско написал серию станковых картин, в которых переосмысливал темы своих фресок в Препатории, и некоторые графические листы. Это «Мир», «Окоп», композиции «Баррикада», «Эмилиано Сапата», «Раненый солдат».

В 1930 году в Калифорнийском колледже появилась фреска Ороско «Прометей», а в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке — «Борьба на Востоке», которую художник пытался построить по законам «динамической симметрии» Хэмбиджа.

Прежде чем приступить к выполнению нового заказа — росписи в Дармутском колледже, которую Ороско выполнял в 1932-1934 годах, он посетил Англию, Францию, Италию и Испанию, где внимательнейшим образом изучил Сикстинскую капеллу и другие шедевры европейского искусства. Главным смысловым акцентом росписи в Дармутском колледже стал триптих «Прибытие Кецалкоатля», «Золотой век» и «Отплытие Кецалкоатля». Кецалкоатль — главный бог в древнеиндейском пантеоне. Он имеет много общего не столько с Зевсом, сколько с Прометеем. По преданию, это он научил тольтеков зодчеству, отвратил людей от зла. Ороско по-своему интерпретировал завоевание Мексики испанцами, а «машинную» цивилизацию показал в образе биологически живого существа, состоящего из переплетенных труб, гаек, цепей. Символической стала кульминационная фреска цикла «Христос, разрушающий свой крест».

В 1934 году пришедший к власти в Мексике Карденас изменил положение дел в искусстве. В бывшем национальном театре, который был превращен в дворец искусств, Ороско смог создать свою знаменитую фреску «Катарсис», которую современники восприняли как ответ Ривере, который выполнил в том же помещении фреску «Человек на перепутье». Ороско не сомневался, он верил в то, что человек достоин лучшего будущего. И катарсис он понимал как очищение через сострадание.

В 1936 году были созданы фрески в Гвадалахарском университете, в следующем — в Правительственном дворце. В 1936- 1939 годах Ороско работал над самым грандиозным ансамблем — в Приюте Кабаньаса он сделал 1200 квадратных метров росписей. Главной темой опять стала тема двух Америк. Двенадцать стенных фресок нефа расположены по принципу противопоставления — «Деспотизм» и «Милосердие», «Диктаторы» и «Демагоги» и т. д. Символически воспринимается и фреска «Страдающее человечество». Центром живописи Приюта Кабаньаса стал Человек огня, образ которого напоминает Дон Кихота.

В 1940-1949 годах Ороско выполнил росписи библиотеки «Габино Ортис», сделал фреску «Пикирующий бомбардировщик», которая находится в Нью-Йоркском музее современного искусства, расписал Верховный суд и церковь Иисуса в Мехико, писал великолепные портреты.

Умер Ороско 7 сентября 1949 года, так и не окончив свою последнюю работу — роспись одного из зданий жилого комплекса «Мигель Алеман».

«Эмоции до максимума» — таким был творческий лозунг Ороско. При этом, противопоставляя в своих фресках угнетателей и угнетенных, он никогда не упрощал трагическую действительность. Так; на знаменитой «Троице» (1922-1927) мы видим солдата, сжимающего винтовку, но ослепленного завернувшимся вокруг лица знаменем. Призывая к борьбе, художник одновременно призывал и к раздумьям о ее смысле, цели и результатах.


Бoгдaнoв П.С., Бoгдaнoвa Г.Б.

дата выставления: 27.03.2015
Комментарии
Добавить комментарий:
Текст *:
Подпись:
Нам нужно убедиться, что вы не робот (программа), поэтому просим вас написать проверочный код - символы, которые вы видите на этой картинке:
Проверочный код:
Популярные статьи
раздела Из истории мирового искусства
Галереи
Широкоформатный
дизайн

N.ORT/Technogym

N.ORT/ MARTINI Mobili

N.ORT/Rimadesio

При использовании материалов журнала прямая ссылка на источник обязательна!
  • Ковры ручной работы Kravet, JAB.
  • Золотые акценты в интерьерах вместе с AWEGOLD.
  • Изготовление лестниц из ценных пород дерева.
  • Rugiano Interiors мебель с "характером".
  • Межкомнатные двери Villa della Porta. Villa di Parchetti
  • Вертикальные, дизайнерские приборы Jaga. Jaga
  • Неаполитанская коллекция. Kerama Marazzi
  • Новые коллекций от компании Villeroy&Boch.
  • Кварцевый камень CaesarStone. Компания ГетАкрил
  • Объявления   Подписка   Архив   Карта сайта   Реклама   Реплики и образы   Блоги   Поиск:
     
    НОВОСТИ КОНКУРСЫ ДИЗАЙНЕРЫ ДЕКОРАТОРЫ ВИТРИНА РЕЙТИНГИ
    Статьи     Декор в интерьере     Персоналии     Материалы и технологии     Фэн шуй     Из истории мирового искусства