Главная / Архитектура / Статьи /

Новосибирск – к вопросу о духе места

А.Радзюкевич

Посвящается памяти Г.Н.Потанина и Н.М.Ядринцева
– борцов с колониальным статусом Сибири.
«…страна богата и всем изобильна, а люди, живущие тут, не храбры…»
Кунгурская летопись
В архитектурной профессии есть понятие, которое любят иногда применять в своих рассуждениях люди, близкие к архитектурной теории и образованию. Понятие это – дух места. К настоящему времени смысл этого понятия, бывшего когда-то метафоричным и неуловимо-субъективным, наполнился весьма богатым содержанием. Появилось (не у нас) большое количество теоретических работ по средовому подходу, оказавших большое влияние на качество проектирования (Юлий Журавский, Кевин Линч, Кристиан Нойберг-Шульц, Девид Кантер и т.д.) [1]. В нашей же стране в настоящее время это понятие начинает обретать не только чисто теоретический, но и даже некоторый прикладной рыночный смысл, так как дух места проживания стал фактором, влияющим на его имиджевую привлекательность и повышающим его конкурентное преимущество. Это уже очень хорошо поняли в Нижнем Новгороде, где ведутся весьма серьезные научные исследования в данном направлении [2].
А что же мы имеем в этом плане у нас – в Новосибирске? Если иметь в виду нашу современную, так называемую, архитектурную практику, то – ничего. Начну издалека. С географии. Точнее, с топонимики. Изучая как-то карту нашей области, я с недоумением осознал, что большинство нанесенных на нее названий являются для меня совершенно непонятными. Баган, Каргат, Сузун, Карасук, Чулым, Тогучин, Искитим, Сокур, Бараба, Обь, Иня, Чаус… При этом, и без проведения социологических опросов, мне было ясно, что почти никто из моих знакомых не знает и, в большинстве своем, не хотят знать, что обозначают эти наименования. В голове у обыкновенного современного новосибирца разницы между Баганом, Чулымом и, например, Сузуном нет абсолютно никакой. Понятия беспросветно далекие и лишенные всякого смысла. Даже значения термина Сибирь, для многих сибиряков и новоСИБИРцев является непонятным. Все как-то привыкли к этим названиям, которые по сути дела являются непонятными и чужими. Если бы наш город назывался Кривощековск или Гусевск, то это было бы исторически достовернее и понятнее по смыслу.
Отчуждение от места нашего проживания имеет также глубокие исторические и, что особенно важно, психологические корни (фото 1-2). Исторические факты говорят о том, что Ермак (точнее, бывший «воровской» казак Герман Тимофеевич Поволский) завоевал Сибирь. Не присоединил и не открыл, а именно завоевал. Или покорил. Этому помогло его военно-технологическое превосходство над многочисленными войсками местных сибирских народов. У Ермака был порох и огнестрельное оружие, стреляющее «огненными невидимыми стрелами». У сибирцев были только луки и пики (фото 3-5). И поэтому, когда дружины Ермака открывали огонь из пушек и пищалей, то многочисленные полчища местных племен, зачастую, просто в ужасе разбегались врассыпную. Поэтому, фактически получается, что мы, как соплеменники Ермака, живем на завоеванной земле. Здесь важен даже не исторический, а психологический аспект захвата. Никто ни с кем никаких договоров и вечной дружбе не подписывал. Ермак как бывший разбойник, грабивший торговые обозы, в том числе и царские, совершил очередной набег и захватил огромный торговый обоз под названием Сибирь. Точнее будет сказать, что его набег, совершенный фактически с перепугу (царь грозился его поймать и наказать за разбой), открыл для русского царя ворота в огромный край, заполненный несметными богатствами. После чего Иван Васильевич сразу забыл о разбойном прошлом Ермака и велел послать ему богатые подарки.
После этого, сказочно удачного наскока на Сибирь, началась ее постепенная военно-промышленная колонизация [3,4]. Несмотря на то, что она была не такой варварски жестокой как в Америке, происходила она с огнестрельным оружием и запасами пороха и свинца. Никто нас тут особо и не ждал. Мы приходили сюда не как долгожданные гости.
Последующее относительное эволюционное освоение Сибири переселенцами закончилось новым наскоком. После бандитского октябрьского переворота 1917-го года хлынули в Сибирь большевики – те же ермаки - разбойники. Им удалось завоевать Сибирь, так же как и Российскую империю, с помощью нового оружия - лозунгов и раздувания ажиотажно-фанатичной веры в построение светлого будущего. Это тоже была новая технология. Информационная. Листовки, газеты, радио. Атака на мозги. На память об этом завоевании осталось огромное количество совершенно бессмысленным на сегодняшний день, революционных названий. Спросите любого школьник или студента – кто такой Свердлов, Калинин или, например, Дзержинский – ответа не будет. Даже про Ленина современная молодежь почти ничего не скажет, а если что-то и скажет, то ничего хорошего. Про Дусю Ковальчук лучше и не спрашивать. Для быстрейшего строительства светлого будущего, большевики, не забывая о себе, любимых, давали улицам города много производственных наименований - катодная, анодная, бетонная, рельсовая…
В этом аспекте любопытными представляются самоидентификация человека, родившегося, например, в Балластном Карьере, переехавшего в Новосибирск и живущего, допустим, в Калининском районе на улице Катодной. И при этом еще работающего на заводе им. Ленина.
Лет через 20 лет, только узкие специалисты будут знать, кто такие были Свердлов, Киров, Дзержинский, Калинин и пр. Уже сейчас очевидно, что ценность этих имен для эстетического обживания места нашего проживания равна нулю (фото 6). Эти наименования являются важным фактором отчуждения от места проживания.
В конце прошлого века произошел новый наскок. Новыми ермаками стали, так называемые, «наши» дикие капиталисты. О политике, точнее, о криминальной и колониальной экономике говорить не будем, об этом уже все написано и обосновано документально [5,6]. Не затрагивая темы очередного хищнического разграбления природных ресурсов Сибири, когда все сливки с халявной прибыли лакают олигархи, обживающие где-то очень далеко свои яхты и дворцы, рассмотрим только особенности «работы» спекулятивно-строительного комплекса, «осваивающего» наш город. Эти ермаки завоевывают Сибирь с современными строительными технологиями наперевес. Используя при этом еще и политику агрессивного маркетинга. Большинство домов, выросших в центральной части города являются яркими наглядными иллюстрациями того, как не надо делать архитектору, находящемуся в здравом уме и уравновешенном психическом состоянии. Однако атмосфера наскока и ажиотажа, приводят к тому, что в центре надуваются какие-то огромные мыльные пузыри. Яркий пример – строящийся дом на ул.Ядринцевской. Н.М.Ядринцев – историк Сибири, борец за ее освобождение от колониального гнета, вряд ли мог предположить, что на улице его имени будет воздвигнут этот косопузый монстр. Как он тут вырос? Зачем? По каким приемам формообразования? Ни по каким! Во-первых, это не красиво, так как абсолютно никакой увязки с окружением нет. Более того, окружающая среда просто-напросто подавляется как эстетически, так и физически (фото 7-11). Во-вторых, это просто глупо. Как жить в этом теснейшем месте еще нескольким сотням семей? Говоря на современном жаргоне – девелоперы просто-напросто наскоком захватывают площадку и быстро лепят туфту для богатеньких лохов, которые элементарно не могут просчитать ситуацию хотя бы лет на пять вперед. Как они там будут жить, когда транспорт встанет, почти вся зелень уйдет под асфальт, кислород улетучится, а наружная стенка с навесным фасадом, вероятно, останется без утеплителя? Люди с дипломами архитектора в случаях «пробивания» в центре города точечных гигантов выступают сообщниками наперсточников, своим присутствием как бы освящая этот процесс и прикрывая этот товар некими композиционными загибулинами и своими подписями. Проблема здесь даже не в эстетике формы. Проблема в запредельной плотности населения на единицу площади. Какой дух места здесь может быть? Дух бетонного муравейника?
Фактически, сегодня специальность «архитектор» можно переименовать в «оформителя проектной документации». Так будет точнее и честнее. В условиях наскока и раздуваемого ажиотажа, функция «архитектора» сводится к тому, чтобы грамотно оформить чужую волю, стремящуюся к сооружению гигантского лохотрона.
Девелоперы играют на том, что для множества богатеньких буратин такие вещи как престиж (статус, понты, выпендреж…) имеют большее значение, чем элементарная целесообразность. В русле этой деятельности, в этом оформительском потоке зарабатывания денег наши «архитекторы», и так не отличающиеся особо высоким мастерством, теряют остатки всяческих профессиональных ограничений. Особо наглядно это видно по отношению к памятникам архитектуры. Про дом на Ядринцевской мы уже упоминали. А вот еще один пример. Буквально в эти дни, когда пишется эта статья, фактически уничтожатся объект, запроектированный самим А.Д.Крячковым – школа №19 на ул.Б.Богаткова. Варварски срублены все выступающие части кирпичных фасадов (карнизы, тяги, замки арок) и все закрывается сайдингом.
Красивейшие арочные окна превращаются в банальные прямоугольные. Из объекта с ажурной кирпичной кладкой мы получили простой тупой «канадский домик» (фото 12-15). И так поступают у нас с объектом самого А.Д.Крячкова, равного которому у нас никогда не было и, учитывая уровень нашего копеечного (для рядовых преподавателей) образования, уверен, что долго еще не будет. Более того, я склоняюсь к мысли что наши «профессионалы» не способны даже осознать уровень его мастерства. И ведь такая дикая ситуация складывается с обычным объектом – школой, которой требовался обыкновенный ремонт. Очень живо себе представляю, что было бы, если б рядом с этим местом какой-либо ермак-девелопер захотел бы воздвигнуть очередную точечную «доминанту». Вспомним также, сколько было желания у узкой группы лиц «украсить» площадку за Оперным железобетонной «челюстью», тянущейся к облакам. У меня возникает устойчивое впечатление, что основное влияние на формирование облика нашего города оказывают не вполне адекватные люди, одержимые жаждой сиюминутной наживы. Архитектор сегодня становится простым оформителем чужой воли. Самобытного креатива нет почти никакого. Есть только наивно-дилетантский примитивизм и некое комбинирование шаблонов, взятых из журналов 20-летнй давности.
Созерцание центральной части нашего города зачастую напоминает мне «ансамбль» нашего Заельцовского кладбища, «элитные площадки» которого «украшены» огромными наивными «монументами» некоего неведомого нам народа (фото 16-17).
Широко практикуемая политика быстрого захвата ресурсов влияет на психологию общества. Угар НЭПа порождает психологию кавалерийского наскока у одних и психологию пассивного бесконечно-терпеливого ожидания у других. Возникает ощущение временности и неустойчивости пребывания как на этом месте, так и на этом свете. Соответственно, ни у кого нет желания эстетически осваивать среду и культурно ее обживать. Если бы не таджики, старательно и терпеливо наводящие порядок на улицах за нашими расслабляющимися «корешами», был бы сейчас наш город одной сплошной помойкой. Уровень бытовой культуры низок, несмотря на функционирование массы «культурных» официально-статусных заведений, в которых доминирует попса и производится бесконечное повторение неких классических сюжетов «времен Очаковских и покоренья Крыма». Реальной адекватной связи с повседневной действительностью нет. Возникает культура кочевников. Без корней, без связи с прошлым и, не имея направления в будущее, мы становимся унифицированной биомассой, живущей потреблением унифицированных продуктов, товаров и услуг. Предполагаю, что если все будет продолжаться в том же духе, то лет через пятьдесят нашу биомассу заменит биомасса китайская. С новыми ермаками-разбойниками наш город опять «помолодеет» и начнет новую жизнь с чистого листа.
Как же нам обжить это место, если оно чужое по многим параметрам? Какое может быть эстетическое, мифологическое, фольклорное освоение этого пространства? Есть ли у нас поэтика места? Тем, кто был на Алтае или в Бурятии наверняка запомнилось как местные жители мифологизируют родное пространство. Каждая гора, каждая речка, каждое озеро, каждый природный объект «обжит» и «освоен» массой чудесных легенд и мифов. Местные жители имеют настоящие живые корни. Имеют Родину. А что имеем мы? Где народный, а не казенный фольклор нашего места? Где наши корни, которые присутствуют в повседневной жизни обычных горожан, а не хранятся в музеях и библиотеках?
С другой стороны, успешное освоение места может происходить и без особых фольклорно-мифологических изысков. Рассмотрим пример, который можно использовать в качестве некоторой идеальной модели переселенческой политики. Примерно лет десять назад, проживающий в Белгородской области, Валерий Пятецкий - специалист по сельскому хозяйству решил собрать всех своих многочисленных родственников со всего бывшего СССР, для того, чтобы всем жить в одном месте. Ему выделили заброшенный пустырь в одном, не построившем светлое будущее, колхозе. На это место приехало несколько сотен родственников, которые за десять лет без всякой помощи со стороны кого-либо своими руками возвели ультрасовременный коттеджный поселок. На улицах – идеальная чистота и порядок (без привлечения таджиков!). Умелое общественное самоуправление привело к тому, что сегодня община управляет самым большим в Белгородской области агрохолдингом "Белгородская нива" у которого имеется 20 сельхозпредприятий, 50 тысяч гектаров земли, три тысячи работников и полмиллиарда рублей годового оборота. Оказалось, когда в дело вступает принцип семейной ответственности - никакие другие законы не работают. Этот принцип Валерий Пятецкий, защитивший докторскую диссертацию по управлению, внедрил и в менеджмент холдинга [ 7 ]. В этом поселении чудесным образом, вопреки всяким идеологиям, теориям и чиновничьим директивам, реализовалась формула Ф.М.Достоевского о рае на земле – «когда всякий перед всеми за всех и за все виноват» (Братья Карамазовы). Наличие экономической независимости и зависимости общинной является базовой основой для полноценного освоения любого пустыря, более-менее пригодного для хозяйственного освоения. У жителей этой общины нет отчуждения социального. Нет отчуждения от управления своим хозяйством. Нет отчуждения от результатов своего труда (эксплуатации и колонизации). Нет отчуждения от земли, реально ставшей для них кормилицей. Нет отчуждения от истории – у них единая семья с единой историей (фото 18). Я не знаю как у них дела с фольклорно-поэтическим обживанием нового места, но уверен, что никаких проблем с этим не будет.
В свете этих примеров, для предельно обобщенной характеристики духа места нашего города у меня напрашивается только одно слово – чужой. Почти по всем базовым параметрам. Только один параметр заставляет меня считать Новосибирск своим – я к нему не могу быть равнодушным. Как бы его ни уродовали.


Библиография:

1. Архитектура и психология: учебное пособие для ВУЗов/ А.В.Степанов, Г.И.Иванова, Н.Н.Нечаев. – М.: Стройиздат. 1993.
2. Маслова А.Н. Социологический анализ образа г. Нижнего Новгорода. Магистерская диссертация. Нижний Новгород. 2006. http://magisters.narod.ru/SasaDissertacia.doc
3. Г.Н.Потанин. Завоевание и колонизация Сибири. Живописная Россия.- СПб.; М., 1884 – Т.11. – С.31-48.
4. Н.М.Ядринцев. Сибирь как колония в географическом, этнографическом и историческом отношении. СПб. 1892.
5. Юрий Болдырев. "Похищение Евразии". 000 "Адрус", Москва. 2003
6. Юрий Болдырев. “О бочках меда и ложках дегтя”. Форум, Москва. 2003.
7. 65 ребятишек в одной семье родились в селе Комсомольское. Виктор Филиппов, газета «Известия» 12.09.06 http://www.izvestia.ru/special/article3096476/
дата выставления: 18.06.2008
Комментарии
13.08.2009 Natali
Андрей, я специально искала Ваши статьи... но эта меня огорчила. Зачем с Ермака-то начинать? Чем он Вам помешал? Вообще не понимаю людей, которые, чтобы понять (и другим рассказать), что сейчас твориться, начинают лезть в исторические дебри... Вы ведь не профессиональный историк... А современная ситуация с "архитектурой" нашего Нска - да, все так. Во всей России так, к сожалению. А что мы хотели получить, когда большевики весь цвет нации загубили и народ опустили? Да потом добавили "умнейшие" демократы (все те же бывшие партократы), пообещавшие светлое капиталистической будущее? И уж теперь, что проросло - то и имеем.
23.06.2008 Моня
Нет, это не ссылка - это книжка... тех времён, когда меня ещё и на свете-то не было. Ссылка это вот: http://www.den-za-dnem.ru/school.php?item=220, а внизу страницы файл с текстом этой книги. Но всё равно спасибо за наводку! :)
23.06.2008 Радзюкевич
ссылка по топонимике: И.Воробьева. Язык Земли. О местных географических названиях Западной Сибири. Новосибирск. 1973
19.06.2008 Моня
Я бы легенды почитала... или какие-то материалы по местной топонимике. Автор, есть ссылки? Дайте!
Страницы: 1всего страниц: 1
Добавить комментарий:
Текст *:
Подпись:
Нам нужно убедиться, что вы не робот (программа), поэтому просим вас написать проверочный код - символы, которые вы видите на этой картинке:
Проверочный код:
Популярные статьи
раздела Статьи
Галереи
Широкоформатный
дизайн

N.ORT/Technogym

N.ORT/ MARTINI Mobili

N.ORT/Rimadesio

При использовании материалов журнала прямая ссылка на источник обязательна!
  • Легкий радиатор Jaga  с очень быстрой теплопередачей! . Jaga
  • Вертикальные, дизайнерские приборы Jaga. Jaga
  • Новые коллекций от компании Villeroy&Boch.
  • Новинки керамической плитки и керамогранита.
  • Новая коллекция текстиля ELEGANCIA. Рублевые цены+ складская программа.
  • Изготовление лестниц из ценных пород дерева.
  • Коллекция солдатиков и военной техники. Компания AWEGOLD
  • Новый модельный ряд.
  • Поздравляем  с днем рождения! 8 лет.
  • Объявления   Подписка   Архив   Карта сайта   Реклама   Реплики и образы   Блоги   Поиск:
     
    НОВОСТИ КОНКУРСЫ ДИЗАЙНЕРЫ ДЕКОРАТОРЫ ВИТРИНА РЕЙТИНГИ
    Проекты     Концепции     Статьи     Постройки     Персоналии     Материалы и технологии