Главная / Архитектура / Постройки /

Денверский художественный музей, спроектированный Даниэлем Либескиндом

В тени Скалистых Гор и Джио Понти: недавно открытое новое здание Художественного музея в Денвере воспроизводит своей стилистикой черты окружающего пейзажа.
Ошеломленный неожиданным, но заслуженным успехом Еврейского музея в Берлине, Даниэль Либескинд до сих пор не пришел в себя после напряженной работы, обычной для победителей. В связи с повышением мировых цен на недвижимость он переехал в Америку, где, несмотря на разочарование его проектом застройки бывшей площадки ВТЦ в Нью-Йорке, он похоже всерьез настроен «поймать удачу за хвост» и переработать малопонятный эзотеризм под влиянием которого он создавал свои ранние работы, в концепции, ориентированные на традиционный прагматизм нации, привыкшей к слоганам и заголовкам, не несущим на себе отпечатка интеллектуальной сложности. Как кто-то однажды сказал, Даниэль Либескинд стремится иметь такое же влияние как SOM, не стремясь при этом быть таким же. «Чем больше вы строите», - проповедовал он перед теми, кто советовал ему пойти на компромисс и радикально изменить свой оригинальный дизайн Ground Zero, - «тем больше вы становитесь похожим на кого-то еще. С другой стороны, я не считаю, что работал все это время лишь для того, чтобы создавать эзотерическую и элитную архитектуру».
Убежденный в том, что «разговаривать со студентами Гарварда - это совсем не то, что позиционировать себя на рынке», Либескинд прилагает значительные усилия к тому, чтобы не раздувать свою славу мечтательного алхимика, давая интервью, участвуя в конференциях и даже опубликовав том мемуаров, апологетический тон которых, однако, заставляет воспринимать автобиографию Мастера как миниатюрный трактат о непорочной жизни. Устав играть пророка в пустыне, Либескинд снизошел до земной реальности с тем, чтобы примирить бизнес и культуру, сдать свое авангардистское деконструктивистское прошлое в архив как часть почетной и респектабельной истории жизни. Зная, что звездой его сделали зигзагообразные линии Еврейского музея, он преобразовал свою находку в легко узнаваемую концепцию ломаных углов, разбитых и собранных заново форм, кажущийся зыбкий баланс которых составлен цельными массами бетона и стали. Он не забывает представить их в измененных для каждого конкретного случая формах таким образом, чтобы продемонстрировать свою многогранность с одной стороны и свой уникальный почерк - с другой. Жить ради ожидания и удовлетворения потребности в собственной уникальности: это простое правило широко применимо в среде художников, и Либескинд – в числе таких суперзвезд, как Франк Гэри и Заха Хадид – подчиняется этому правилу с обезоруживающей прямотой.
Агиографические пресс-релизы торжественно заверяют, что первоначальное вдохновение относительно музея пришло к нему подобно озарению во время полета в небесах, или скажем более точно, было спешно набросано на корочке удостоверения личности во время полета над Скалистыми Горами, зазубренные силуэты которых архитектор впоследствии трансформировал в стальные утесы Денверского художественного музея. Та же уловка, что позволила ему реализовать проект косого небоскреба для бывшей ярмарочной площади в Милане в качестве знака почтения к Ронданини Пиета – известной скульптуре Микеланджело, хранящейся в Замке Сфорца в Милане – дала ему возможность подать Денверский музей как дань захватывающему профилю близлежащих гор: «Как только я увидел их, - объявил он толпе местных жителей, пришедших его послушать, - я влюбился в этот полный света пейзаж. Полный не только природного света, но исполненный сиянием глаз живущих здесь людей, красотой их стремлений. Архитектура – это урбанистическое искусство, и музей является не только вместилищем ценностей. Здание, которое мы создаем, будет озарено светом гор, но также оно будет исполнено духом людских стремлений». Озабоченный тем, что его творение может напомнить строение в Бильбао, он взял на себя труд армировать здание матовыми титановыми панелями с очень узкими швами с тем, чтобы избежать «черепичного» эффекта музея Гуггенхайма. Кроме того, он построил стеклянный мост к старому зданию музея и создал «впечатляющий» атриум в качестве точки схождения галерей музея.
Не смотря на особенности освещения, заставляющего изломы и острые выступы нового здания искриться, директор музея Левис Шарп утверждает, что он удовлетворен полученным результатом. Новое здание музея сделало город особенным, усилило культурный аспект индустрии туризма в Денвере: до настоящего времени туризм развивался в основном за счет красот природы. Новый корпус, служащий входом в музейный комплекс, по мнению Шарпа должен увеличить потенциал старого здания. Оно было создано Джио Понти еще в 60-е годы XX века и сегодня воспринимается в американской критике как некая средневековая крепость, как диковина из другой эпохи. Организовав осаду этой крепости, Либескинд построил свою машину войны на площади, отделяющей строение Понти от нелепого здания Центральной Библиотеки Мишеля Граве, с тем чтобы заложить здесь ядро мира абсолютно иного, не вписывающегося в контекст окружающей реальности, еще достаточно жизнеспособной чтобы поддерживать в равновесии различные противовесы – возможно это единственный заслуживающий внимания аспект работы, которая кажется в бОльшей степени серийным продуктом, нежели истинным изобретением.


Подписи под фотографиями:

Рис. 1
Денверский государственный культурный комплекс. В середине – старое здание Денверского художественного музея, построенное Джио Понтии в в 1971 г, соединенное с северным зданием мостом; дополнительное здание музея, спроектированное Даниэлем Либескиндом (Корпус Фредерика Гамильтона); справа – здание постоянной экспозиции музея, также спроектированное Даниэлем Либескиндом. На заднем фоне - здание Центральной библиотеки, построенное Мишелем Граве.

Рис. 2
Вид с юго-востока, вход в музей. Здание выстроено из стали, на бетонном фундаменте.

Рис. 3
Один из «утесов» музея, указывающий в небо, армирован титановыми листами; справа - здание Центральной библиотеки Граве.

Рис. 5-7
Несколько видов интерьеров музея, соединяющих коллекции модерна и современного искусства, архитектуры и дизайна, а также – зал искусства Океании. На нижнем этаже располагается вход в музей, помещения для приема гостей и служебные комнаты. На следующих уровнях располагаются пространства для постоянных и временных экспозиций. Мост, ведущий в здание Понти, располагается на первом уровне.


По материалам журнала Abitare, текст Фальвио Ираце.
Перевод и подготовка к публикации A3D.ru
Рис. 1
Рис. 1
Рис. 2
Рис. 2
Рис. 3
Рис. 3
Рис. 4
Рис. 4
Рис. 5
Рис. 5
Рис. 6
Рис. 6
Рис. 7
Рис. 7
Рис. 8
Рис. 8
Рис. 9
Рис. 9
Рис. 10
Рис. 10
Рис. 11
Рис. 11
дата выставления: 10.08.2007
Комментарии
20.09.2007 дмитрий
это живое и правильно
Страницы: 1всего страниц: 1
Добавить комментарий:
Текст *:
Подпись:
Нам нужно убедиться, что вы не робот (программа), поэтому просим вас написать проверочный код - символы, которые вы видите на этой картинке:
Проверочный код:
Популярные статьи
раздела Постройки
Денверский художественный музей, спроектированный Даниэлем Либескиндом
Галереи
Широкоформатный
дизайн

N.ORT/Technogym

N.ORT/ MARTINI Mobili

N.ORT/Rimadesio

При использовании материалов журнала прямая ссылка на источник обязательна!
  • Модельный ряд спален. Evanty, мебельная фабрика
  • Новые коллекций от компании Villeroy&Boch.
  • Встраиваемые в пол приборы Jaga.
  • Изготовление лестниц из ценных пород дерева.
  • Ламинат Ter Hürne: Эмоциональное наслаждение. Компания АЛИКС
  • Вертикальные, дизайнерские приборы Jaga. Jaga
  • Легкий радиатор Jaga  с очень быстрой теплопередачей! . Jaga
  • Авторские столярные изделия. Фабрика АЙЯ
  • Ламинат Wineo. Новинки 2016 года.
  • Объявления   Подписка   Архив   Карта сайта   Реклама   Реплики и образы   Блоги   Поиск:
     
    НОВОСТИ КОНКУРСЫ ДИЗАЙНЕРЫ ДЕКОРАТОРЫ ВИТРИНА РЕЙТИНГИ
    Проекты     Концепции     Статьи     Постройки     Персоналии     Материалы и технологии